Войти

Зайти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить

Создать аккаунт

Поля помеченные (*) обязательны к заполнению.
Имя *
Логин *
Пароль *
Повторите пароль *
Email *
Повторите email *

Памяти всех расстрелянных на улицах Москвы 3-4 октября 1993 года...

18 нояб 2017 17:00 #38955 от шаман
18 нояб 2017 14:44 - 18 нояб 2017 14:50 #38953 от Местечковое быдло
[youtube]
[/youtube]
Сценарии старые, отработанные. Ещё в октябре 93 года ходили разговоры по всей стране, что в Москве неоднократно видели снайперов на ключевых высотках центра Москвы, откуда они вели прицельный огонь по противостоявшим сторонам. Якобы оружие было очень не нашенское даж на взгляд дилетантов. Расследование тогда благополучно похоронили ликвидацией соответствующей комиссии, приемом эльцинской конституции и амнистией участников тогдашних боёв. Да и пришедшей к власти падали правда была очень ни к чему. Надо было начинать долгожданный грабёж страны под названием "приватизация", это был очень серьёзный куш, где все малейшие случайности и подводные камни должны были быть абсолютно исключены. Что и было блестяще сделано.
06 окт 2013 11:14 #14317 от надежная
Правда Ваша. Покоя не будет не только исполнителям и офицерам управления, но и их потомкам. Аминь.
06 окт 2013 07:15 #14316 от Местечковое быдло

надежная пишет: Вечная память, вечный покой.


Никакого покоя тем, кто это сотворил, кто отдавал тогда приказы расстреливать людей, и кто эти приказы выполнял. Пусть до конца своих никчемных жизней эти нелюди живут в постоянном страхе понести возмездие за совершённое тогда.
06 окт 2013 06:17 #14314 от надежная
Вечная память, вечный покой.
05 окт 2013 21:13 #14313 от Местечковое быдло
Очень интересен вклад нынешнего министра обороны Шойгу в те события, который, если верить Википедии:
"В ночь с 3-го на 4-е октября 1993 года по просьбе Егора Гайдара выделил для него 1 000 автоматов с боезапасом из подведомственной ему системы гражданской обороны[56]"
ru.wikipedia.org/wiki/%D8%EE%E9%E3%F3,_%...E3%E5%F2%EE%E2%E8%F7

Можно только догадываться, ЧТО И КЕМ было сотворено тем оружием...
05 окт 2013 20:55 #14312 от Местечковое быдло
Некоторые люди, о которых точно известно, что они погибли, не вошли в официальные списки жертв. Свидетельствует ветеран афганец Д. Герасимов: «Увидел троих «баркашовцев», которых просто вырвали из толпы. Одного из них я знал. Это был Дима Егорычев. Их расстреляли у лестницы. Потом, когда произошла задержка в движении, я видел, как их тела волокли через двор».




Первое время считалось, что утром 4 октября у Дома Советов погиб иерей Виктор (Заика) из города Сумы. Но, слава Богу, отец Виктор с Украины остался жив. Через несколько месяцев он пришел в редакцию газеты «Завтра» и рассказал о себе. Все было бы хорошо… Но есть непосредственный свидетель расстрела священника у Белого дома. Вспоминает депутат Верховного совета А.М. Леонтьев: «Когда казаков на чали расстреливать в упор, навстречу БТР выбежал священник отец Виктор с иконой в руках, подняв ее высоко над головой, и начал кричать: «Изверги! Изверги! Прекратите убийство!» Пытался остановить БТР, но крупнокалиберный пулемет прошил его насквозь, и он упал замертво». Свидетелем гибели какого священника стал А.М. Леонтьев? К сожалению, пока на этот вопрос нет ответа.




Непросто ответить и на вопрос: сколько всего жизней унесла октябрьская бойня 1993 г.? Один военнослужащий слышал разговоры «некоторых военных о том, что в Белом доме было 415 трупов». Другой источник называл свыше 750 погибших. По сведениям А.С. Бароненко, в Доме Советов (не считая расстрелянных на стадионе и во дворах) погибли око ло 900 человек.




По данным Е.Ю. Юрченко, на сентябрь 1994 г. общее число погибших (доказан факт исчезновения и найдены свидетели гибели) составляло 829 человек. Существует список погибших, в котором поименно названо 978 человек. Три различных источника (в Министерстве обороны, МБ, Совмине) сообщили корреспондентам «НЕГ» о справке, подготовленной только для высших должностных лиц России. В справке, подписанной тремя силовыми министрами, указывалось число погибших — 948 человек (по другим данным — 1052).




По сообщению информаторов, сначала была лишь справка МБ, направленная В.С. Черномырдину. Затем последовало указание сделать сводный документ всех трех министерств.(НЕГ. 1993. №47. С.1). Эта информация была подтверждена и бывшим президентом СССР М.С. Горбачевым. «По моим сведениям, — говорил он в интервью «НЕГ», — одна западная телекомпания приобрела за определенную сумму справку, подготовленную для правительства, с указанием количества жертв. Но пока ее не обнародуют».




На сегодняшний день можно утверждать, что в событиях сентября октября 1993 г. в Москве погибло не менее 1000 человек. Насколько больше было жертв — может показать только специальное расследование на высоком государственном уровне. Не следует игнорировать информацию о гибели людей в те дни не только в Москве. По данным Ю.П. Власова (известного публициста и бывшего чемпиона мира по тяжелой атлетике), с 4 по 6 октября произошли стычки под Алабино, под Тулой, в Балашихе. Но пока подавляющее большинство погибших так и остается забытыми.




Шевченко Валерий Анатольевич, историк




От редакции "За правду". На все факты, показания, свидетельства людей и публикации в прессе, приводимые в этой статье, имеются ссылки на конкретные печатные издания.




Источник zapravdu.ru/content/view/235/36/
05 окт 2013 20:39 #14311 от Местечковое быдло
"Забытые жертвы октября 1993 года


21 сентября - 5 октября 1993 года произошли трагические события новейшей российской истории: роспуск по президентскому указу № 1400 Съезда народных депутатов и Верховного Совета России в нарушение действующей на тот момент Конституции РСФСР, почти двухнедельное противостояние, завершившееся массовыми расстрелами защитников Верховного Совета 3-5 октября у телецентра в Останкино и в районе Белого Дома.




В официальном списке погибших, предоставленном Генеральной прокуратурой России, числилось 147 человек. Список, составленный по материалам парламентских слушаний в Государственной Думе России (31 октября 1995 г.), включал 160 фамилий. Из 160 человек 45 - погибшие в районе телецентра "Останкино", 75- в районе Белого Дома, 12 - "граждане, погибшие в других районах Москвы и Подмосковья", 28 - погибшие военнослужащие и сотрудники МВД. Причем в состав двенадцати "граждан, погибших в других районах Москвы и Подмосковья", попали Алферов Павел Владимирович (24 года) с указанием "сгорел на 13 этаже Дома Советов" и Тарасов Василий Анатольевич(51 год), по заявлению близких участвовавший в защите Верховного Совета и пропавший без вести.




Из 141 погибшего, над телами которых производились судебно-медицинская экспертиза, в морги и больницы Москвы 43 были доставлены из района телецентра "Останкино", 92 из "района Белого Дома", 6 из других районов Москвы. (Площадь Свободной России М., 1994. с. 167). В перечне убитых "в районе Белого Дома" свидетели опознали лишь несколько человек, погибших непосредственно в здании. (Иванов Иван. Анафема // Завтра. Спецвыпуск № 2. с.15). Остальные погибли на баррикадах, на прилегающих к Дому Советов улицах и во дворах. За 40 трупов, якобы вынесенных с первых этажей Белого Дома, выдавались трупы собранные 4 октября медбригадой Ю. Холькина и снесенные под Калининский мост: "Перед тем, как стемнело, мы насчитали под мостом 41 труп". (Иванов И. Указ. соч.с.15). Возникает вопрос: куда исчезли трупы из здания Дома Советов, основная часть трупов с дворов и трупы со стадиона "Красная Пресня" и сколько их было?





Прежде всего, необходимо привести свидетельства гибели людей и расстрелов в здании Дома Советов. Вот что, например, рассказал в интервью газете "Омское время" (1993. № 40) народный депутат России Вячеслав Иванович Котельников: "Сначала, когда с каким-нибудь заданием пробегал по зданию, ужасало количество крови, трупов, разорванных тел. Оторванные руки, головы. Попадает снаряд, часть человека сюда, часть - туда…А потом привыкаешь. У тебя есть задание, надо его выполнить". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 152-153).



Инженер Н.Мисин утром 4 октября укрылся от стрельбы вместе с другими безоружными людьми в подвале Дома Советов. Когда первый этаж 20-го подъезда захватили военные, людей вывели из подвала и положили в вестибюле. Раненых унесли на носилках в комнату дежурных охраны. Н. Мисина через некоторое время отпустили в туалет, где он увидел следующую картину: "Там аккуратно, штабелем, лежали трупы в "гражданке". Пригляделся: сверху те, кого мы вынесли из подвала. Крови по щиколотку…Через час трупы стали выносить". (Площадь Свободной России М.,1994. с. 117).



Расстрел защитников Верховного Совета продолжился в близлежащих дворах и на стадионе "Красная Пресня". И снова выдержки из рассказа В. И. Котельникова: "Вбежали во двор, огромный старый двор, квадратом. В моей группе было примерно15 человек… Когда мы добежали до последнего подъезда, нас осталось только трое…Побежали на чердак - двери там, на наше счастье, взломаны. Упали среди хлама за какую-то трубу и замерли…Мы решили лежать. Объявлен комендантский час, все оцеплено ОМОН(ом), и практически мы находились в их лагере. Всю ночь там шла стрельба. Когда уже рассвело, с полшестого до полвосьмого мы приводили себя в порядок…Начали потихоньку спускаться. Я, когда дверь приоткрыл, чуть не потерял сознание. Весь двор был усеян трупами, не очень часто, вроде в шахматном порядке. Трупы все в каких-то необычных положениях : кто сидит, кто на боку, у кого нога, у кого рука поднята и все сине-желтые. Думаю, что же необычного в этой картине? А они все раздетые, все голые". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 154-155).



Местные жители свидетельствуют, что стрельба во дворах и на стадионе "Красная Пресня" продолжалась всю ночь. Ю.Е. Петухов, отец Наташи Петуховой, расстрелянной в ночь с 3-го на 4-е октября у телецентра "Останкино" свидетельствует: "Рано утром 5 октября, еще затемно, я подъехал к горевшему Белому Дому со стороны парка…Я подошел к оцеплению очень молодых ребят-танкистов с фотографией моей Наташи, и они сказали мне, что много трупов на стадионе, есть еще в здании и в подвале Белого Дома…Я вернулся на стадион и зашел туда со стороны памятника жертвам 1905 г. На стадионе было очень много расстрелянных людей. Часть из них была без обуви и ремней, некоторые раздавлены. Я искал дочь и обошел всех расстрелянных и истерзанных героев". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 87).




Большая часть трупов все-таки попала в морги, откуда потом они бесследно исчезли. Съемочная группа телепрограммы "ЭКС" (Экран криминальных сообщений) снимала в морге Боткинской больницы. Вот свидетельство оператора Николая Николаева: "Морг был переполнен. Трупы лежали вповалку на носилках: валетом, друг на друге. Было много трупов с совершенно обезображенными лицами, на которые были накинуты полотенца …Нам удалось снять, как подъехавший к моргу закрытый фургон, в котором могут и продукты и что угодно возить - в нем были какие-то деревянные ячейки, - стали подвозить трупы, упакованные в полиэтиленовые мешки". (Площадь Свободной России М., 1994. с. 165-166). Депутату А.Н. Грешневикову "под честное слово", что он не назовет фамилии, в том же морге Боткинской больницы рассказали, что "трупы из Дома Советов были; их вывозили в фургонах в полиэтиленовых мешках; сосчитать их было невозможно - слишком много". (ГрешневиковА.Н. Расстрелянный парламент. Рыбинск, 1995. с. 118). "Я был на опознании в морге Боткинской больницы, Склифа и других, - свидетельствует Ю.Е. Петухов, - и везде одна и та же скорбная картина - стеллажи расстрелянных молодых людей в 4-5 ярусов. Все морги, где я был, были переполнены. Я не считал погибших, но то, что я видел, говорит, что их было больше тысячи". (Площадь Свободной России М., 1994. с.87-88).




По данным И. Иванова трупы в Доме Советов "были снесены чистильщиками в туалеты цокольного этажа 20 и 8 подъездов, окна которых выходят прямо во внутренние дворики,… к которым вплотную и подгонялись крытые грузовики - КАМАЗ и ЗИЛ". (Иванов И.Указ. соч. с. 15). Это подтверждается словами командира роты десантников капитана А. Емельянова: "В ночь с 4 на 5 октября трупы вывозили в несколько рейсов. Подъезжали КАМАЗ и крытый ЗИЛ". (Грешневиков А.Н. Указ. соч. с.265) На первых этажах со стороны 20-го подъезда некоторое время (несколько недель после штурма) были заколочены туалеты. (Иванов И. Указ. соч. с.15).




Галина Михайловна рассказала, что ее муж, военнослужащий, вскоре после расстрела Белого Дома видел на железной дороге товарный состав. Причем начальные и последние вагоны состава были загружены тем, что обычно перевозится в товарняках. А четыре срединных вагона были заполнены трупами. Трупов было очень много, они лежали штабелями.




Если верить показаниям анонимного шофера из подмосковного колхоза, приславшего свое свидетельство в газету "Литературная Россия" в начале 1994г., то первый вывоз трупов со стадиона происходил еще вечером 4 октября . 3 октября около 7 часов вечера в районе метро "Семеновская" этот человек вместе с машиной ЗИЛ-130 был задержан милицией. Ему сказали, что его машина "мобилизована на хозработы по городу". За руль сел милиционер, и машину перегнали сначала в район телецентр "Останкино", а затем к метро "Краснопресненская", поставили в переулке. "Таких машин с гражданскими номерами, - свидетельствует колхозник, - стояло с десяток, а то и более, под присмотром уже военных с автоматами… Утром около 9 часов 4 октября все наши машины перегнали в район к Дому Советов. Моя машина и две другие с ярославскими номерами очутились на улице Заморенова, недалеко от стадиона. Около 9 часов вечера в машину посадили 12 человек какого-то сброда с лопатами и ломами. Затем машина въехала на стадион, и около стены люди стали отбирать убитых. Их было много, и все молодые. В кузове при фонарях убитых обыскивали и раздевали… В кузов вошли еще военные, и на вопрос капитана, моего соседа по кабине: "Осмотрели, сколько?"- послышался ответ: "61". После того как машина вывезла трупы за город, состоялся второй рейс. "Как только мы в 1 час 30 мин. подъехали к "Белому Дому", вернее, к соседнему с ним дому с большой аркой, машину загнали во двор и в квадрате двора стали собирать мертвых людей. Большинство из них были до пояса раздеты, особенно в подъездах… Когда в кузове сказали, что подобрано 42 трупа (из них 6 детей, 13 женщин и 23 мужчины), машина тронулась по кольцевой дороге". Этому человеку повезло: после второго рейса он смог бежать.




Трупы из здания Белого Дома частично были уничтожены в крематориях; часть трупов по данным правозащитной организации "Мемориал" "тайно захоронена на одном из военных полигонов в Подмосковье". (Иванов И. Анафема. СПб., 1995. с.453). (Сопоставим со свидетельством о товарных вагонах). Представитель "Мемориала" Евгений Юрченко в результате опроса рабочих и служащих Николо- Архангельского и Хованского крематориев выяснил, что в ночь с 5-го на 6-е, с 6-го на 7-е и с 7-го на 8-е октября туда прибывали машины, не принадлежавшие фирмам по ритуальным услугам, и доставляли трупы для кремации (иногда в пластиковых мешках, иногда в ящиках прямоугольного сечения). Кремация проводилась без обычного оформления документов. По репликам и в ходе расспросов тех, кто привозил трупы, рабочие смогли понять, что это были тела убитых в Белом Доме. На вопрос представителей "Мемориала", сколько же их было, рабочие давали разные ответы, от просто "много" до числа в 300-400 человек (в Николо-Архангельском крематории). Служащий Хованского крематория вел точную статистику: в ночь с 5-го на 6-е -58 трупов, в ночь с 7-го на 8-е -27, в ночь с 8-го на 9-е -9. (Площадь Свободной России. М., 1994. с.168).




Определить общее число погибших в событиях сентября - октября 93г. на сегодняшний день не представляется возможным. Необходимо специальное расследование на высоком государственном уровне. Ещё в 1994г. "Новая ежедневная газета" сообщила о существовании специальной секретной справки для высших должностных лиц о жертвах 3-5 октября. В справке, подписанной Грачёвым и Ериным, указана цифра - 948 убитых. По другим источникам в этой же справке названа цифра - 1052. (Грешневиков А.Н. Указ. соч. с. 271.) "Мемориал" собрал данные о гибели 829 человек. (Иванов И. Анафема. СПб., 1995. с.452). Многие независимые исследователи сходятся на цифре в 1500 погибших. И, если не будет проведено серьёзное расследование событий сентября-октября 93г., то подавляющее большинство жертв так и останется забытыми.



Когда еще не догорел Дом Советов, власть уже приступила к фальсификации числа погибших в октябрьской трагедии.



Бывший следователь Генпрокуратуры Леонид Прошкин, работавший в 1993—1995 гг. в составе следственно оперативной группы по расследованию октябрьских событий, заявил о гибели 3—4 октября 1993 г. не менее 123 гражданских лиц и ранении не менее 348 человек. Он пояснил, что термин «не менее» употребил, потому что допускает «возможность некоторого увеличения числа потерпевших за счет не установленных погибших и раненых граждан». Причем в следственных документах, подчеркнул Прошкин, утверждения более категоричны. («Совершенно секретно». 1998. №10. С.7).




Поздно вечером 4 октября 1993 г. в СМИ прошло информационное сообщение: «Европа надеется, что число жертв будет сведено к минимуму». Рекомендацию Запада в Кремле услышали.




Рано утром 5 октября 1993 г. главе президентской администрации С.А. Филатову позвонил Б.Н. Ельцин. Между ними состоялся следующий разговор:



— Сергей Александрович, к вашему сведению, за все дни мятежа погибло сто сорок шесть человек.



— Хорошо, что вы сказали, Борис Николаевич, а то было такое ощущение, что погибли 700—1500 человек. Надо бы напечатать списки погибших.



— Согласен, распорядитесь, пожалуйста. («Газета». 2003.№183. С. 3).



В первые дни после штурма Дома Советов официальные лица, прежде всего медицинские работники, делали довольно странные и противоречивые заявления. Руководитель Главного медицинского управления Москвы (ГМУМ) А.Н. Соловьев на пресс конференции 5 октября сообщил, что «тела сторонников Руцкого и Хасбулатова», погибших при обороне Белого дома, останутся в здании бывшего парламента до окончания сотрудниками прокуратуры следственных действий. Вместе с тем, пояснил Соловьев, в других столкновениях 3—5 октября убито 108 человек.




6 октября зав. оперативным информационным отделом Центра экстренной медицинской помощи (ЦЭМП) Д.К. Некрасов заявил, что вывоз трупов из Белого дома еще не начат. Однако, по словам пресс секретаря ГМУМ И.Ф. Надеждина, представителям московского здравоохранения комендатурой Белого дома было заявлено, что внутри «этого объекта не обнаружено ни одного трупа». А зам. министра здравоохранения А. Москвичев заявил, что всего из Дома Советов будет вывезено около 50 трупов. Но прокурор Москвы Геннадий Пономарев, выйдя из Дома Советов, сказал, что количество убитых там исчисляется сотнями.




Так сколько же погибших было в Белом доме и его окрестностях? На этот вопрос помогут ответить свидетельства участников событий. Первые жертвы 4 октября появились около парламента рано утром, когда символические баррикады защитников прорвали бэтээры, открыв огонь на поражение. Свидетельствует Галина Н.: «В 6 часов 45 минут утра четвертого октября нас подняли по тревоге. На улицу мы выбежали сонные и сразу попали под пулеметный огонь… Потом мы несколько часов лежали на земле, а в десяти метрах от нас били бэтээры… Нас было около трехсот человек. Мало кто остался в живых. А затем мы перебежали в четвертый подъезд… Я наулице видела, что тех, кто шевелился на земле, расстреливали». По словам Евгения О., на площади было много убитых из тех, кто пришел на баррикады или жил в палатках у здания Верховного Совета. Среди них были и молодые женщины. Одна лежала с лицом, ставшим сплошной кровавой раной.




Расстрел шел и со стороны Дружинниковской улицы.




Вспоминает народный депутат России А.М. Леонтьев: «По переулку напротив «Белого дома» стояли шесть бронетранспортеров, а между ними и «Белым домом» за колючей проволокой лежали казаки с Кубани — человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков… К подъездам из сотни казаков добежали не более 5—6 человек, а остальные все полегли». Свидетельствует Ирина Савельева: «Много трупов было во внутреннем дворе, где стояли палатки. Это мы видели еще утром из окон фракции «Россия», которые выходили именно туда».




Еще больше жертв оказалось при обстреле здания парламента. Депутат от Чувашии хирург Н.Г. Григорьев в 7 ч. 45 мин. утра 4 октября спустился на первый этаж в холл двадцатого подъезда. «Я обратил внимание, — вспоминает он, — на то, что на полу холла, а холл был самым большим в Доме Советов, лежали рядами более полусотни раненых, возможно и убитые, так как первые два с половиной ряда лежащих людей были накрыты с головой».




Через несколько часов штурма погибших заметно прибавилось. «Я вышел из приемной третьего этажа и стал спускаться на первый, — свидетельствует человек из окружения А.В. Руцкого. — На первом этаже — жуткая картина. Сплошь на полу, вповалку — убитые…Там их наваляли горы. Женщины, старики, два убитых врача в белых халатах. И кровь на полу высотой в полстакана — ей ведь некуда стекать.




В переходе от двадцатого к восьмому подъезду сложили больше двадцати убитых. Там же оставались около 30 раненых, из них 15 — тяжело. По свидетельству московского бизнесмена Андрея (имя изменено) только в их секторе находилось около ста убитых и тяжелораненых. Президент Ингушетии Руслан Аушев сообщил вечером 4 октября Станиславу Говорухину, что при нем из Белого дома вынесли 127 трупов, но много еще осталось в здании.




О судьбе большей части раненых, оставленных в Белом доме, можно только догадываться. «Раненых почему то тащили с нижних этажей на верхние», — вспоминал человек из окружения А.В. Руцкого. Потом их могли просто добить. Тем более что расстрелы защитников Дома Советов, в том числе раненых, проходили вполне открыто весь день.




Н.А. Брюзгина, помогавшая раненым в импровизированном «госпитале» на первом этаже в двадцатом подъезде, впоследствии рассказала О.А. Лебедеву, что, когда ворвавшиеся военные принялись вытаскивать раненых в коридор, оттуда стали доносится глухие звуки. Надежда Александровна, приоткрыв дверь туалета, увидела, что весь пол там был залит кровью. Там же горой лежали трупы только что застреленных людей. (см. воспоминания О.А. Лебедева на сайте 1993.sovnarkom.ru в разделе «Воспоминания»).




По словам офицера защитника, перешедшего утром 4 октября вместе с другими людьми из бункера в подвал Белого дома, «молодых парней и девушек хватали и уводили за угол в одну из ниш», затем «оттуда слышались короткие автоматные очереди».




Свидетельствует капитан 1 го ранга В.К. Кашинцев:




«Примерно в 14 ч. 30 мин. к нам пробрался парень с третьего этажа, весь в крови, сквозь рыдания выдавил: «Там внизу вскрывают комнаты гранатами и всех расстреливают, уцелел, так как был без сознания, видно, приняли за мертвого».




Люди, выходившие «сдаваться» днем 4 октября из двадцатого подъезда, стали свидетелями того, как штурмовики добивали раненых. Многие люди при начавшемся интенсивном обстреле поднимались на верхние этажи, «поскольку создавалось впечатление, что там безопаснее». Об этом, в частности, рассказали капитан 3 го ранга Сергей Мозговой и Иван Иванов (псевдоним офицера разведки). Но именно по верхним этажам велась стрельба из танков, что существенно сокращало шанс выжить для находившихся там людей.




По официальным данным Министерства обороны, при штурме Белого дома израсходовано 12 танковых снарядов. Из них 10 осколочно фугасных и 2 подкалиберных. В боекомплекте находились еще 26 кумулятивных снарядов, до которых, как утверждали военные, дело не дошло. Осколочно фугасные снаряды обладают большой разрушительной силой. Радиус поражения осколками, несущими убойную силу, составляет 200 метров. Однако Д.А. Волкогонов в одном из выступлений на телевидении признал, что каждый из четырех танков выпустил по Белому дому по 7—8 снарядов.




В беседе с главным редактором газеты «Завтра» А. Прохановым генерал майор Министерства обороны сообщил, что, по его данным, из танков выполнено 64 выстрела. Часть боеприпасов была объемного взрыва, что вызвало огромные разрушения и жертвы среди защитников парламента.




Бывший сотрудник милиции, перешедший на сторону парламента, видел, как снарядами в кабинетах Дома Советов «буквально разрывало людей». Поэтому очень мало свидетельств тех, кто находился в здании парламента выше седьмого этажа.




Немного свидетельств и тех, кто выходил вечером 4 октября со стороны стадиона «Красная Пресня». 6 октября в СМИ прошла информация, что, по предварительным подсчетам, в ходе «добровольной сдачи в плен» в течение заключительной фазы штурма Белого дома задержаны около 1200 человек, из которых около 600 находятся на стадионе «Красная Пресня».




Сообщалось, что в числе последних содержатся и нарушители комендантского часа. И хотя ко времени появления информации на стадионе никого из живых пленников уже небыло, она наводит на размышление.




Люди из окрестных домов рассказывали, что из окон верхних этажей видели, как на стадионе расстреливали людей. Расстреливать начали в сумерки 4 октября, и «эта кровавая вакханалия продолжалась всю ночь». И еще видели, как в 5 часов утра 5 октября на стадионе расстреливали казаков.




Необходимо привести рассказы непосредственных очевидцев расстрелов. Геннадий Портнов чуть сам не стал жертвой озверевших омоновцев. «Плененный, я шел в одной группе с двумя народными депутатами, — вспоминал он. — Их вырвали из толпы, а нас прикладами стали гнать к бетонному забору… На моих глазах людей ставили к стенке и с каким-то патологическим злорадством выпускали в людей, а потом в мертвые уже тела обойму за обоймой. У самой стены было скользко от крови». Геннадий спасся чудом. По свидетель ству женщины, пролежавшей всю ночь под одной из частных машин, припаркованной напротив бассейна на территории стадиона, «убитых отволакивали к бассейну, метров за двадцать, и сбрасывали туда».




Защитник Дома Советов О.А Лебедев на девятый день после штурма побывал на этом стадионе. Вот что он увидел: «В правом дальнем углу стадиона, где расположен небольшой бассейн без воды в это время года, стояли еще две домушки (видимо, раздевалки, похожие на бытовки строителей) со стенами, облицованными профилированным дюралевым листом. Все стены были густо заляпаны кровью и испещрены пулевыми отверстиями на уровне роста среднего человека».




По некоторым данным, на стадионе каратели расстреляли до 160 человек. Причем до 2 часов ночи 5 октября расстреливали партиями, предварительно избив своих жертв. По сведениям бывшего депутата Верховного совета от Челябинской области А.С. Бароненко, на стадионе расстреляли около 300 человек, в том числе детей школьного возраста, женщин, врачей.




Расстрелы, истязания людей проходили и во дворах близлежащих к Дому Советов домов. Людей, выведенных «Альфой» к вечеру 4 октября со стороны набережной, ожидала ловушка в подъездах и во дворе большого дома по переулку Глубокому. Особенно лютовали омоновцы в одном из подъездов этого дома. Вспоминает очевидец, чудом оставшийся в живых: «Меня вводят в парадное. Там свет, и на полу трупы, голые по пояс». Как установил Ю.П. Власов, всех, кто попал в первый подъезд после пыток, убили, женщин раздевали донага и насиловали всем скопом, а после пристреливали.




Утром 5 октября местные жители видели во дворах немало убитых. Через несколько дней после событий корреспондент итальянской газеты «La Unione Sardia» Владимир Коваль осмотрел эти подъезды. Нашел выбитые зубы и пряди волос, хотя, как он пишет, «вроде бы прибрали, даже песочком где-то присыпано».




Факты массовых расстрелов в Доме Советов и вокруг него никак не согласуются с официально объявленным числом погибших. Но куда же исчезли трупы?




4 октября около Белого дома работали медицинские бригады врачей добровольцев. Бригада Юрия Холькина за 4 и 5 октября с близлежащих улиц собрала 50 трупов. Бригада Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, возглавляемая Андреем Шестаковым, отправила на грузовике с прицепом от Дома Советов еще 34 тела. По словам руководителя еще одной медбригады, работавшей у здания парламента, Дмитрия Щетинина, в общей сложности они принесли 60—70 трупов.




По данным ГМУМ, с 19 часов 3 октября по 5 часов 5 октября 36 человек, которых погрузили в «скорую», скончались по дороге в больницу. (Эта цифра включает и пострадавших в Останкино). Зам. директора института им. Н.В. Склифосовского М.М. Абакумов сообщил, что к ним с 3 по 5 октября доставили 132 пострадавших с тяжелыми огнестрельными ранениями, из которых 10 умерли во время операции или после операции. По данным МВД на утро 5 октября с прилегающей к Дому Советов территории в медицинские учреждения доставили 246 человек, из них 18 скончались от ран.




Вместе с тем имеются свидетельства того, что трупы, собранные на улице, вывозились не только «скорой помощью» и усилиями добровольцев. Люди в штатском из спецслужб во второй половине дня 4 октября подбирали убитых на баррикадах и куда то увозили. Какие то люди в комбинезонах грузили трупы защитников, сложенные штабелями в парке им. Павлика Морозова.




Однако немалая часть трупов, поступившая в московские морги, вскоре оттуда исчезла. Врач Спасательного Центра ММА им. И.М. Сеченова А.В. Дальнов, работавший во время штурма в здании парламента, через некоторое время после событий констатировал: «Заметаются следы по точному числу пострадавших. Засекречиваются все материалы с21.09.93 по 4.10.93, находящиеся в ЦЭМПе. Переписываются некоторые истории болезни раненых и умерших, изменяются даты поступления в морги и больницы. Часть пострадавших, по согласованию с руководством ГМУ, перевозится в морги других городов». Некоторых погибших отправили в спецморги ведомств, где их трудно было найти. Как сообщил корреспонденту «НЕГ» источник, пожелавший остаться неизвестным, список погибших у Дома Советов, находившихся в Лианозовском морге Москвы (одном из таких спецморгов) на начало марта 1994 г., занимал две страницы машинописного текста.




Из морга Боткинской больницы значительную часть трупов вывезли в неизвестном направлении. По информации журналистов «МК», в течение двух недель после октябрьских событий на грузовиках с гражданскими номерами дважды из морга Боткинской больницы вывозились трупы «неизвестных лиц». Их вывозили в пластиковых мешках черного цвета.




Но в самом здании бывшего парламента оставалось много трупов, которые не попали даже в морги. Врачи бригады Ю. Холькина свидетельствуют: «Мы прошли весь БД до 7 го(цокольного) этажа… Но выше 7 го военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно попросту отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики». В 19 ч. 28 мин. 4 октября к Дому Советов направлены пожарные подразделения УПО ГУВД г. Москвы. Они начали тушить пожар, но были остановлены военными в 20 ч. 19 мин. Тушение пожара возобновилось только около трех часов ночи 5 октября. «Это не поддается описанию, — пересказывал позже журналистам то, что увидели пожарные на горящих этажах, руководитель Московской пожарной службы генерал майор Максимчук. — Если там кто то и был, от него ничего не осталось: горящие этажи превратились в крематорий».




Московским криминалистам удалось 5 октября осмотреть помещения Белого дома выше третьего этажа. Они видели кровь на уцелевших потолочных перекрытиях, зафиксировали и то, что кто то замывал кровь на полу. Корреспондент «КП» Равиль Зарипов тоже 5 октября смог попасть в здание расстрелянного парламента. «Пытаюсь открыть один из кабинетов, — рассказывал он, — и тут же слышу предупредительный окрик. Пока не пройдут саперы, к кабинетам лучше не подходить». Равиль Зарипов отметил, что верхние этажи (с 13 го по 16 й) прогорели основательно, и пожарные сомневались в надежности перекрытий.




Куда же исчезли трупы? 6 октября зав. оперативным информационным отделом ЦЭМП Д.К. Некрасов заявил, что «возможно, только вечером Центру разрешат направить туда бригаду для эвакуации тел погибших». Но бригаду так и не направили, а «расчистку» Дома Советов от трупов производили воинские и милицейские подразделения. По утверждению Леонида Прошкина, следователей Генпрокуратуры допустили в здание только 6 октября. До этого, по его словам, там несколько дней хозяйничали внутренние войска и ленинградский ОМОН. По информации журналистов газеты «Аргументы и факты», солдаты и офицеры внутренних войск несколько дней собирали по зданию «обугленные и разорванные танковыми снарядами» останки почти 800 его защитников.




В ночь на 5 октября к Дому Советов периодически подъезжали две грузовые машины. Капитан Андрей Емельянов рассказал, что трупы вывозили в несколько рейсов через гаражу набережной. Подъезжали КамАЗ и крытый ЗИЛ. По сообщению другого источника, примерно в 11 ч. вечера 4 октября трупы вывозились на трех машинах «УАЗ 452». Генерал майор А.Г. Баскаев, назначенный 4 октября комендантом Белого дома, признал, что он видел, как ночью с разных точек вывозили трупы, но сколько их было, не знает.




Народный депутат России А.Н. Грешневиков выяснил у охраны Белого дома, что трупы вывозились в основном 5 октября. Увозили машинами. По данным сотрудника общества «Мемориал» Е.В. Юрченко, трупы вывозили на трех грузовиках военного типа. Но по информации журналистов «АиФ», тела убитых вывозили 8 специально выделенных для этой цели грузовиков. Однако, как сообщалось в «НГ», трупы из здания вечером 4 и утром 5 октября были доставлены в морг Института им. Н.В. Склифосовского. Из за отсутствия машин «тела перевозились на бортовых грузовиках», что, возможно, по мнению журналиста «НГ», и «послужило причиной слухов о тайном вывозе убитых специальной автоколонной». Вместе с тем ранее в печати прошла информация, что 9 октября из морга института им. Н.В. Склифосовского вывезли 201 труп.




Останки погибших в Доме Советов вывозили еще несколько дней после 4 октября. Сотрудница аппарата Комитета по экологии Верховного Совета Евгения Петухова, обеспокоенная тем, что в Белом доме сгорит весь архив, добилась спецразрешения на прохождение в здание. Она вошла туда на третий день после штурма. Случайно, по словам Петуховой, охранник показал мешки, приготовленные к погрузке. Мешки стояли в вестибюле. Машины уже отвезли часть. Сверху в мешках были бумаги, а «глубже лежали органы человеческих тел».




Не исключено, что часть тел вынесли через выход, ведущий из подвала двухэтажного здания, что рядом с Белым домом, в туннель метрополитена между станциями «Киевская» и «Краснопресненская», а потом погрузили в товарные вагоны и вывези за город. Об этом, например, писал в «НГ» офицер внутренних войск.




Погибших могли вывозить не только на грузовиках и в товарных вагонах. По свидетельству отставного майора МВД П. Артеменко, три ночи — с пятого на шестое, с шестого на седьмое, с седьмого на восьмое октября — его дочь наблюдала в театральный бинокль за судами с широким остовом, стоявшими на Москве реке. В эти баржи и в теплоход из здания Дома Советов военные что то переносили в мешках и на широких полотнищах. Заслуживает внимание и информация С.Н. Бабурина: «…Я встретился с моим бывшим коллегой, и он мне сказал: «А ведь была ситуация, когда мы оказались по разные стороны баррикад». Я спрашиваю: «В каком смысле?» Отвечает: «В 93 году, служа во внутренних войсках, я участвовал в штурме Верховного Совета». И, помолчав, добавил, что после штурма ему было поручено контролировать загрузку барж телами погибших. Только во время его дежурства была загружена одна баржа. Другую готовились загружать. У меня нет оснований сомневаться в рассказе этого человека». Об отправке части трупов на баржах по Москве реке рассказала в середине октября 1993 г. газета «Ступени» (Москва). Через некоторое время газета закрылась. Но даже после того, как из Белого дома вывезли, казалось, все трупы, некоторое время спустя в здании находили еще тела погибших: 19 октября — в шахте одного из лифтов, неделей раньше — в коллекторе кондиционирования. Проблема уничтожения и сокрытия тел погибших властью была решена. После 4 октября состоялось совещание директоров похоронных учреждений, где от них потребовали жесткого подчинения приказам «сверху». В администрации Хованского кладбища в первые дни после трагедии корреспонденту ИТАР ТАСС сообщили, что все неопознанные жертвы будут скорее всего кремированы.




Правозащитник Е.В. Юрченко в ходе расспросов работников трех крематориев Москвы и области установил, что в них сжигались трупы из Белого дома. В частности, опрашивая служащих крематориев Николо Архангельского и Хованского кладбищ, он выяснил, что там три ночи подряд,начиная с ночи пятого на шестое октября, сжигались «трупы в мешках». Нижняя оценка по двум крематориям, учитывая их мощность и внеплановый характер работы, составляла около 200 кремаций, высшая — около 500. Е.В. Юрченко пришлось прекратить расспросы, когда ему начали угрожать люди в штатском: «Вас мы не тронем, но ведь у вас дочка подрастает…»




Независимое расследование провели и журналисты «НЕГ». Вот что им рассказали двое работников Хованского кладбища еще на первой неделе после расстрела Дома Советов: «Нашему директору сказали: «Надо произвести триста захоронений». На триста не согласился, да и не успели бы мы. Обгоревшие останки трупов привозили в целлофановых пакетах, крематорий работал три дня и три ночи. Братская могила? Да вон там она, в том углу нового участка. Сколько там захоронили, не знаем, все неопознанные». Спустя почти три недели земля на показанном участке заметно осела и была залита водой. На другом кладбище, расположенном в ближнем Подмосковье, подвыпивший бригадир могильщиков заявил корреспонденту газеты: «Да а, привозили тут сначала 60 человек, потом вроде еще… Некоторые до сих пор в морге крематория валяются».




Не исключено, что в качестве крематория использовали топки одной из ТЭЦ. Об этом, в частности, сообщала газета «Ступени». Некоторые останки расстрелянных защитников парламента захоронены на военном полигоне в Подмосковье (в Климовске).




Один из самых болезненных вопросов октября 93 го — почему так мало официальных обращений родственников пропавших без вести? Из 122 официально признанных погибшими гражданских лиц, лишь 11 — жители других городов России, большинство же (96 человек) — жители Москвы и Московской области. Известно, что на защиту парламента из регионов приехало немало людей, в том числе с митингов, на которых составляли списки добровольцев. Но преобладали одиночки, многие из них приехали в Москву негласно.




«Сколько знакомых лиц мы уже не встречаем пятый год на наших встречах побратимов, — писал в 1998 г. журналист Н.И. Горбачев. — Кто они все? Уехавшие домой иногородние или пропавшие без вести? Их много. И это только из наших знакомых».




Журналисты «НЕГ» обратились к офицерам МБ с вопросом: если число жертв больше, чем объявлено, почему же никого не разыскивают родственники? Офицеры предположили, что, возможно, многие из погибших — иногородние и военнослужащие. Правозащитник В.В. Коган Ясный свидетельствует: «Нам удалось выяснить несколько адресов во Владимирской, Новгородской и других областях, по которым проживали люди, уехавшие тогда к Белому дому. А потом они просто пропали».




По приказу из ГУВД Москвы столичные отделения милиции категорически отказывались принимать заявления и предоставлять какие либо сведения родственникам погибших из других регионов. Е.В. Юрченко рассказывал о том, как родственники погибших из других городов не могли получить сведений в отделениях милиции Москвы. Им предлагали подавать заявления по месту жительства.




Даже у москвичей возникали серьезные проблемы с поиском своих родных и с подачей заявления о пропаже в милиции. Маме погибшего Сергея Новокаса в милиции говорили:«Что вы сюда ходите? Вот растает снег и тогда труп найдем». У родственников М.М. Челышева в милиции долго отказывались принимать заявление: «Это ваши проблемы, ищите сами».Его тело нашли и опознали только 19 ноября 1993 г.




Некоторые родственники приходили в памятные места у Белого дома, оставляли там записки и плакатики с информацией о разыскиваемом человеке. Например, приходилаженщина с плакатом: «Люди добрые! Пропал без вести мой сын Колебакин Вячеслав Геннадьевич, 1952 г. рождения. 21 сентября ушел из дому и не вернулся».




Многие родственники боялись обращаться в милицию. С.А. Бахтиярова в своей книге «Реквием» зафиксировала: «Слышала, близкие исчезнувших боятся подавать в розыск. Найдут и схватят!»




Свидетельствует В.В. Коган Ясный: «И в семьях тех, кто погиб в те страшные сутки, но не попал в список из не менее двухсот человек, нам по прежнему будут говорить: «Только не пишите об этом, у нас еще другие дети остались…»




И лишь усилиями общественности тела некоторых погибших удалось опознать и захоронить. 23 февраля 1994 г. похоронили еще четырех участников событий: В.П. Бритова, А.С. Руднева, В.С. Святозарова и В.Н. Цимбалова. Власти отказывались выдавать разрешение на захоронение представителям Комитета по погребению убиенных, действовавшего при Международном фонде славянской письменности и культуры, так как они не являлись родственниками погибших.




Мама Сергея Новокаса, узнав о похоронах опознанных защитников парламента, возобновила поиски. Помогавшим ей людям стали угрожать. Но, наконец, мать опознала сына. Его тело с 30 ноября 1993 г. находилось в тупохранилище Лианозовского морга. Похороны Сергея прошли 4 марта 1994 г.




Некоторые люди, о которых точно известно, что они погибли, не вошли в официальные списки жертв. Свидетельствует ветеран афганец Д. Герасимов: «Увидел троих «баркашовцев», которых просто вырвали из толпы. Одного из них я знал. Это был Дима Егорычев. Их расстреляли у лестницы. Потом,
05 окт 2013 19:05 #14310 от Местечковое быдло
жаль, не удалось разместить свидетельства очевидцев здесь в один клик, кто забодается читать, может пройти на сайт, где я нашел эту инфу www.74rif.ru/4-10-93.html
05 окт 2013 18:53 #14309 от Местечковое быдло
Персоналу дали возможность поучаствовать в растаскивании того, что не успели растащить мародеры и солдаты. Вскоре без следа исчезли все уцелевшие остатки оргтехники, мебели, ковровых покрытий и т. д. (вороватым оказался г-н Починок, назначенный после своей доблестной перебежки из депутатов в холуи Ельцина не только на должность замминистра финансов РФ, но и для поправки личных дел, как совместитель на хлебную роль ответственного за инвентаризацию собственности ВС РФ в Доме Советов. - Авт.). В дальнейшем техническому персоналу щедро оплатили все работы и вынужденный отпуск, поэтому, если в первые дни все еще делились между собой увиденным, то после получения щедрых выплат все разговоры на тему октябрьского расстрела прекратились.
О мародерах из правительственных войск и Главного управления охраны РФ разговор особый. Еще при штурме Дома Советов они утащили здоровенный ксерокс из комнаты секретариата Ачалова на 2-м этаже, лопоухий "Panasonic" из его кабинета 13-42. Тащили все, что представляло хоть малейшую ценность, не гнушаясь отбирать у конвоируемых женщин жалкие шоколадки и личные вещи. В этом для меня нет ничего удивительного.

Затопленный бункер

На "Объекте 100" - в спортзале размещался полк Маркова, там было очень тепло, даже жарко. Единственный выход из этого бункера на улицу до 6-го октября был закрыт изнутри. Дверь в тоннель метро была заблокирована ОМОНом со стороны метрополитена. Дверь в подвал "Белого дома" с противоположной стороны в конце сентября закрыта неизвестными, предположительно Департаментом охраны, и заклинена изнутри баррикадниками. Судя по тому, что все двери были закрыты изнутри - в этом бункере искали спасения какие-то люди. Там же оставался один труп. В бункер пустили воду и не откупоривали до 6-го октября. Пленных, как всегда, не было.
Снаружи их охранял Владимирский ОМОН. Свидетели утверждают, пол был мокрый даже через несколько дней. Оттуда легко незаметно вывозить трупы: сейфовая дверь и тут же железнодорожные пути метрополитена в сторону Киевского вокзала. Грузить можно сразу на платформу. Даже если оставшихся в бункере людей не удалось полностью затопить и задушить газами (а ряд свидетелей утверждают, что какой-то газ по системе вентиляции "Белого Дома" пускали еще в ночь с 3 на 4 октября), требует отдельного расследования то, что пока нет ни одного свидетельства вышедших оттуда живыми людей, не известен ни один факт их ареста или выноса тел погибших.
Точно установлен факт, что уже после полудня 4-го октября все двери в спортзал, включая сейфовые ворота из подвала "Белого дома", были закрыты изнутри. Численность забаррикадировавшихся в бункере людей и их имена никому не известны.

О том, как происходило массовое убийство людей, проговариваются уже и сами участники. Они признают, что солдаты внутренних войск МВД поголовно стали мародерами и убийцами. Приведу лишь один пример.
Как мне сообщили, ночью 5-го октября вернулись 23 БТРа и участники карательной акции в место дислокации дивизии Дзержинского. Все поголовно были сильно пьяны. Заполненные доверху БТРы загнали задом. Из них старослужащие выгружали ящики со спиртным, горы мануфактуры, импортных тряпок, кроссовок и другого содержимого кооперативных ларьков, видеотехники из "Белого дома". На вопросы молодняка не стеснялись говорить правду, типа: "зацепили киоск, там много чего было". По поводу стрельбы: "Я не дурак, никуда не лез, лежал за парапетом. Выставил над головой автомат. Не выглядывая, стрелял вокруг, куда придется, только успевал рожки менять". Оказывается, в сам "Белый дом" их не посылали, жизни их ничто не угрожало, но от их беспорядочной стрельбы пострадало много людей в оцеплении и даже за ним. БТРы, нередко не прекращая стрельбы, совершали полный оборот башни, не обращая внимания, куда уходят очереди.
Мне известна фамилия свидетеля такой, например, перепалки двух "героев", когда уже в части в куче тряпья они выудили брюки от хорошего итальянского костюма: "Говорил я тебе, сначала нужно снять пиджак. На х.. стрелял в грудь". Оказалось, в оцеплении из-за одежды застрелили случайного прохожего, на свою беду слишком хорошо одетого. Из попорченного костюма взяли только брюки. Та семья, глава которой неосторожно вышел 4-го октября в хорошем итальянском костюме, и которая затем получила его простреленное из автомата в грудь тело, может найти его двадцатилетнего убийцу. Мы готовы представить справедливому суду фамилию и адрес этого свидетеля.

Сложнее всего ответить на третий вопрос

Факт: Утверждая факт массового убийства оставшихся в "Белом доме" людей и факт тайного вывоза и захоронения их тел, на вопрос о точном количестве уничтоженных людей невозможно ответить без специального расследования.
В любом случае речь идет о многих сотнях расстрелянных в здании "Белого дома".

Можно точно указать количество убитых до расстрела в "Останкино" и расстрела "Белого дома".

ВСЕГО УБИТО ВО ВРЕМЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕРЕВОРОТА с 21 сентября по 5 октября 1993 года в Москве:

с 21 сентября по 2 октября - 22 человека из числа демонстрантов, зевак и рабочих "Белого дома" забиты насмерть ОМОНом. Фамилии, свидетельские показания и обстоятельства убийств хранились у аппарата и охраны Руцкого.

Убитые 3 октября до штурма мэрии - 7 человек, 34 ранено. Люди убиты у парадного крыльца "Белого дома" и с противоположной стороны здания у 14-го подъезда в результате автоматно-пулеметного обстрела из мэрии и гостиницы "Мир".

В "Останкино" по свидетельствам очевидцев с 19.10 3-го октября до 5.45 4-го октября убиты до 200 человек. По официальным данным - 74 трупа. В именном списке следственной группы Генеральной прокуратуры РФ - только 46 имен.
По признанию генералов Куликова и Голубца - на рассвете 5-го октября вокруг ГТРК "Останкино" собрано еще 19 трупов (вопрос: куда они делись?).
В "Белом доме" количество убитых неизвестно.
Как очевидец подтверждаю, что в "Белом доме" в ночь с 3-го на 4-ое октября было в несколько раз больше людей, чем потом сдалось десантникам и "Вымпелу". В момент начала атаки за оцепления штурмующих попали лишь единицы, в лучшем случае десятки людей. 4-го октября сам я и мои товарищи из группы Ачалова слышали непосредственно от Руцкого, что в здании на момент начала атаки было около 10 тысяч человек. Даже без учета сотен и тысяч новобранцев, пришедших в "Белый дом" вечером 3-го октября, у нас в столовой Дома Советов утром 3-го октября завтракало более 7 тысяч осажденных защитников парламента. Последнюю цифру легко проверить хотя бы по количеству выдававшихся столовой Дома Советов талонов на питание.
Штатный "геббельс" МВД генерал-майор внутренних войск Аркадий Баскаев - комендант "Белого дома" - лгал, что "4-го и 5-го октября вынесено из здания всего 40 убитых и раненых". Как известно, эти предъявленные у моста трупы убитых были собраны на улице. Олег Сосковец официально заявлял, что за все дни 3-5-го октября убито не более 150 человек.
Сопоставим еще раз три источника: в официальном перечне - 142 убитых, опубликовано - 147 фамилий. По сообщениям прессы, в правительственном закрытом отчете трех силовых министров фигурирует цифра - 948 убитых. В свете этого крайне зловеще звучит официальное заявление по телевидению того же Аркадия Баскаева, о вырвавшихся через подземелья "Белого дома" и пытающихся замести следы 800 "боевиках", добровольно записавшихся в убитые. По горячим следам и Волкогонов с удовлетворением поспешил сообщить российским телезрителям, что по данным его "комиссарского" штаба в Доме Советов обнаружено "не менее 800 убитых".
Даже по куцей и далеко неполной информации столь нелюбимого защитниками парламента "Мемориала" к годовщине кровавого октября ими были установлены факты исчезновения тел и собраны свидетельства гибели более 829 защитников парламента и жертв массового расстрела в Останкино (доклад члена "Мемориала" Е. В. Юрченко "Жертвы октябрьских событий: домыслы и факты" на научно-практической конференции "Год после путча" "АК" № 27 октябрь 1994).
Кроме того, необходимо учитывать, что на одного убитого в бою всегда приходится не меньше двух раненых. Очевидно, что при 500 убитых, оставшихся, по многочисленным свидетельствам очевидцев, в здании Дома Советов, там же должно было остаться не менее 1000 раненых.
По официальным данным, около 74 человек убито в "Останкино", 7 - у "Белого дома" 3-го октября, 50 трупов собрано с улиц у Горбатого моста перед "Белым домом" 4-5-го октября.
(Официальные данные: 66 трупов сразу привезли вечером 3 октября из "Останкино" в морг института имени Склифосовского, 52 "крупные полостные операции" до 5.00 4-го октября только в НИИ скорой помощи имени Склифосовского - "НГ" от 20.10 1993; 27 трупов, включая 7 убитых 3 октября у "Белого дома", поступило в морг Боткинской больницы - "МК" от 4.12 1993, там же 3-4 октября скончалось 8 прооперированных из числа раненых; 19 трупов по показаниям генералов Куликова и Голубца было собрано в "Останкино" на рассвете 5 октября)
Следовательно, с учетом умерших в госпиталях от тяжелых ранений в первые недели после расстрела парламента эти цифры полностью закрывают официальный перечень из 147 убитых. Доказано, что из здания ни раненых, ни трупы официально не выносили. В официальном перечне свидетели опознали лишь несколько трупов из "Белого дома" - пристреленных там раненых, которые еще живыми попали в руки "чистильщиков", как, например, зверски замученный (согласно данным судмедэкспертизы) Владимир Иванович Ермаков.
На глазах сотен живых свидетелей, депутатов России, президентов К. Илюмжинова, Р. Аушева - всего до 1400 свидетелей - трупы не выносили. Когда пленных выводили на пандус, из "Белого дома" вытащили всего лишь нескольких раненых.
Из каждой области и края в составе наиболее решительных защитников парламента были десятки мужчин, пробравшихся в "Белый дом" всеми правдами и неправдами. Большинство из них, уходя к нам, не посвящали в свои планы никого, не желая беспокоить родственников, среди них много было холостых. Больше половины баррикадников составляли иногородние. При этом в официальном перечне из 147 убитых 100 составляют москвичи (включая область и проживавших в Москве до 4 октября четырех иностранцев), а как убитые у Дома Советов 4 октября опознаны только 77 (не включая 24 погибших военнослужащих армии и МВД). По приказу из ГУВД Москвы столичные отделения милиции категорически отказывались принимать заявления и предоставлять какие-либо сведения родственникам погибших при защите парламента из других городов (официально убито 11 иногородних и 11 граждан стран СНГ).

В официальной справке за 1993 год, подписанной зампрокурора Москвы и заместителем министра внутренних дел, упоминается более 2200 неопознаных трупов, кремированных за 12 месяцев 1993 года в городе Москве. Для сравнения, за весь 1992 год в Москве было обнаружено всего около 180 неопознаных трупов, а за 11 месяцев 1994 года - немногим более 110 неопознаных трупа.
По сводкам МВД 3-5 октября 1993 года в Москве умерло и погибло всего ... несколько человек (расстрелы в сводки не вошли!).
Всего, по независимым экспертным оценкам и заключению врачей медбригады Дома Советов, убито около 1400-1500 человек. В тайном уничтожении трупов по данным "Мемориала" участвовали следующие коммерческие похоронные бюро: "Аллиер", "Анисмус", "Гранит". Как говорится, "кому война, а кому мать родна". Кроме этого, нами установлено, что часть останков расстрелянных защитников парламента была вывезена и тайно захоронена на одном из военных полигонов в Подмосковье (в Климовске).

На четвертый вопрос журналисты тоже смогут ответить практически точно. Итак, кем же убиты штурмующие из ГУО, МО и МВД?

Факт: 3-5-го октября наемники Ельцина погибали только от собственных пуль! Все 25 погибших военнослужащих из числа расстреливавших парламент и демонстрантов в "Останкино" - убиты частями Ерина (МВД) и Барсукова (ГУО).
Не известен ни один погибший от пуль защитников парламента!

Данные о потерях МВД и ВВ приведены лично Ериным (6 человек) на его первой после расстрела "Белого дома" пресс-конференции, официальные потери МО названы Грачевым на пресс-конференции 6-го октября (5 человек). Замечу, что учтенный Грачевым 5-го октября (по горячим следам в официальной статистике) как погибший 4-го октября заместитель командира 119-го полка подполковник Н. А. Беляев остался жив, он был лишь ранен на подступах к Дому Советов (опять к вопросу о снайперах ГУО РФ из взвода "трассовиков" Коржакова и командированных в Москву 17 и 26 сентября снайперах "Организации" МВД далекого от нас государства).
В здании парламента не погиб ни один из штурмовавших его! Экспертиза доказала, что из оружия "белого Дома" не был убит ни один погибший 3-5 октября 1993 года:
Алексеев В.С. и Смирнов С.О. - убиты из КПВТ, Балдин Н.И. убит снайпером в состоянии сильного алкогольного опьянения, Панков А.Е. - убит снайпером, Дроздов М.М. - убит снайпером, Лобов Ю.В. - огнестрельное пулевое ранение головы (хотя утверждается, что погиб в БТР от рук десантников 119 пдп вместе с Грицюком С.А., Петровым О.М., Савченко А.Р.), Маврин А.И. - убит из гранатомета, пулевые ранения, Мильчаков А.Н. - официально убит МВД у здания ИТАР-ТАСС, Панов В.В. - убит из БТР МВД, Романов А.А., Рубан А.В., Короченский А.А., Коршунов С.И. Красников К.К. и Сергеев Г.Н. - убиты снайперами. Фарелюк А.М., Хихин С.А. и снайпер 119 пдп Коровушкин Р.С. по ошибке были приняты за защитников парламента, перед смертью зверски избиты и в упор расстреляны. Шеварутин А.Н. - убит 3 октября, Шишаев И.Д. - убит газовой гранатой 3 октября, Бойко А.И. - убит снайпером 3 октября, Ситников Ю.Н. - убит сослуживцем из отряда "Витязь" 3 октября. Рештук В.Г. - убит 2 октября. Свириденко В.В. - убит 23 сентября 1993 года.

Кроме того:

- С. Коршунов из спецподразделения МосгорУВД, погибший при непонятных обстоятельствах 6-7 октября 1993 года;
- неизвестный милиционер, убитый пулей в голову в 8.00 на улице Николаева (которую от "Белого дома" отделяет переулок Глубокий и целый квартал жилых домов) снайпером с гостиницы "Украина" и оставленный лежать до 21.00 4 октября в назидание защитникам парламента.
Ерин не случайно забыл упомянуть погибших постовых милиционеров, поскольку те, в отличие от военнослужащих ОМСДОН и ОМОН, в штурме "Белого дома" не участвовали и практически все были убиты вне зоны поражения Дома Советов. Иначе ему пришлось бы объяснять, как в других районах Москвы или на удалении более 1-1,5 километров от "Белого дома" во внешнем кольце оцепления их могли застрелить защитники парламента.
В апреле 1994 года скончался Глазунов - рядовой Софринской бригады, раненый милиционером у гостиницы "Мир" 3 октября 1993 года. Это имя полностью закрывается список погибших военнослужащих.
Учитывая, что сегодня уже достоверно установлено, что все погибшие из числа штурмовавших парламент (за исключением двоих с неустановленными пока точно обстоятельствами гибели) убиты своими, крайне кощунственным выглядело выступление по российскому телевидению Сергея Филатова, исполненное в стиле незабвенного Агитпропа ЦК КПСС А.Н. Яковлева. Руководитель аппарата Ельцина сообщил телезрителям сенсационную информацию, что на заборе около "Белого дома" появилась надпись: "Я убил пять человек и очень рад!", и войдя в раж, еще долго клеймил позором кровавых боевиков - защитников парламента.
Вскоре объявился автор этой грязной идеи: "Недаром к Белому дому со всех концов страны стянулись такие романтичные, возвышенные люди - один из них написал на стене церковной колокольни, откуда стрелял по людям из снайперской винтовки: "Я убил пять человек и очень этому рад" (Б.Н. Ельцин, "Записки президента", стр. 391).
Как же Вы так оплошали, Сергей Александрович? Хозяин ведь четко приказал: из "Белого дома", снайпер, стрелял по людям, с колокольни.., да и написать велено было проникновенно: "на стене церковной колокольни". А у Вас - намалевали на прозаичном заборе, да и то далеко не все: "убил пятерых, и очень этому рад". Схалтурили ведь служивые! Не ровен час, еще кто-нибудь не так, как следует, прочтет кремлевское творение!

Достаточно вспомнить эпизод с БТРом МВД, подбитый в колесо спецподразделением "Вымпел" и сгоревший от гранатомета 119 пдп, чтобы окончательно закрыть вопрос о том, существует ли хотя бы один погибший от рук защитников парламента:

"На всех большое впечатление произвело, когда к нам подбежал десантник и попросил гранатомет, чтобы отомстить за своего замкомвзвода, которому перебило ногу, - по территории стадиона ездил БТР МВД под командованием начштаба одной из частей ВВ получил приказ атаковать 119-й пдп, якобы перешедший на сторону парламента, и после этого не только расстрелял Смирнова, но и ранил ряд других офицеров. - и поливал без разбору во все стороны. Как оказалось, ребята в нем потеряли связь, обезумели от страха и косили всех подряд. На стадионе уже лежало несколько трупов, когда гранатометом удалось этот БТР сжечь. Те, кто в нем был, сгорели" /из интервью офицера отряда "Вымпел", "МК" № 64 от 6.04 1994/.

Напомним, что два армейских офицера убиты ОМОНом, когда отошли от расположения части на 300 м (ТВ "Аты-баты" от 11.10 1993).

Участие лиц из армейской верхушки в массовых расстрелах объясняется не только личными амбициями, но и нежеланием уже в 1993 году попасть под расстрельные статьи УПК РФ за казнокрадство и другие крупные коммерческие аферы.
Не думаю, что среди прочих армейских офицеров были уже ранее научившиеся подрабатывать на заказных убийствах. Подобный бизнес, когда военнослужащие, сдавая дежурство, выезжают отстреливать из табельного оружия проштрафившихся коммерсантов, еще не получил достаточно широкого распространения. Решились на такое, скорее всего, опустившиеся и полностью отчаявшиеся люди, семьи которых обнищали именно в результате "реформ" Гайдара. Как офицеры-выродки соблазнились шелестом купюр того же Гайдара и Кобца и решили одним "ударом" обеспечить достаток своих семей, можно только догадываться.
Заблуждением же их было в том, что, добровольно поставив на себе крест, они действительно смогут материально облагодетельствовать своих детей и внуков. Уверен, что кровь с этих денег падет на руки их потомства и ничего, кроме несчастий и горя, им не принесет. Впрочем, некоторые источники утверждают, что данные танковые экипажи были отобраны еще в начале лета и прошли специальную подготовку по снайперской танковой стрельбе по окнам шести этажного здания якобы для "показательных президентских стрельб".

4-го октября офицеры-добровольцы Кантемировской дивизии Башмаков С. А., Брулевич В. В., Ермолин А. В., Масленников А. И., Рудой П. К., Петраков А. И., Серябряков В. Б., Русаков и некоторые другие во главе с Поляковым, Бирченко и Бакановым доказали всему миру, готовы за толику "деревянных" по приказу наших бешеных правителей расстрелять из танков кого угодно: детей, женщин, парламент.
Отличившиеся в Москве 4 октября офицеры 12-го тп 4-й тд и далее пошли по "западному контрактному" пути. 26 ноября 1994 года экипажи трех танковых колонн, вошедших на деньги Ельцина и ФСК в Грозный брать штурмом местный "Белый дом" "для оппозиции Хасбулатова", при первых же выстрелах побросали свои танки и сдались в плен. Из стрелявших за деньги 4 октября 1993 года из танков Т-80 по Дому Советов офицеров-наемников, 26 ноября 1994 года к дудаевцам перебежали сразу четыре командира тех танковых кантемировских экипажей. Демонстрируя типичное поведение наемников, "танкисты" выдали всех своих нанимателей (они нанимались стрелять из танков за 6 миллионов рублей на нос), с обидой рассказывая, что ФСК обещало им безопасную прогулку и легкую победу (видимо, как и в Москве в 1993 году - над безоружными, женщинами и детьми), а "те" вдруг тоже стали стрелять... Среди сдавшихся чеченцам наемников оказался капитан Русаков (в октябре 1993 года - старший лейтенант 12-го тп 4-й тд).
В октябре 1993 года именно этот танкист-наемник с экрана ТВ самодовольно признался в том, что еще в 17.00 4 октября 1993 года лупил по "Белому дому" из своего танка Т-80, а на вопрос телекомментатора "Аты-баты" о судьбе женщин и детей в Доме Советов ответил просто: "А моя жена дома сидит и никуда не лезет...".

Западным же кукловодам в пору призадуматься о том, что в России лиха беда начало. Теперь и у них уже нет никакой гарантии, что не будет следующего расстрела какого-нибудь удаленного и ставшего неудобным парламента (когда писались эти строки, еще не было штурма Грозного). Наши властные безумцы могут в этом случае оплатить и использование ядерного оружия.

Вечная слава героям, павшим за Россию!

Анафема палачам России!
05 окт 2013 18:42 #14308 от Местечковое быдло
Подвал "Белого дома" 4-5 октября (показания очевидцев)

Для того, чтобы полностью развеять и другой миф о тысячах спасшихся в подземельях "Белого дома", усиленно формируемый командой Ельцина, - о двух с половиной тысячах его защитников, отсидевшихся в подвале "Белого дома" и сдавшихся десантникам, приведу свидетельства очевидцев, вышедших из подвала Дома Совета 5 октября.
Во второй половине 4-го октября в подземельях "Белого дома" оставались:
- 11 военнослужащих дивизии Дзержинского - 9 солдат и 2 офицера,
- группа в 12 человек (из милиционеров Департамента охраны с Александром Бовтом, нескольких охранников Хасбулатова), вышедших по подземному коллектору в районе Арбата;
- группа из 4 сотрудников ОСН ДО ВС РФ (во главе с подполковником - начальником отдела специального назначения), закрывшаяся в бомбоубежище и арестованная там 5 октября;
- 6-8 прячущихся в секциях зала воздуховода местных рабочих, найденных эмвэдешниками под фальшполами 6 октября,
- вооруженный автоматом мужчина в берете и его безоружный товарищ,
- Репетов с двумя офицерами,

- группа неизвестной численности, забаррикадировавшаяся в затопленном позднее Аркадием Баскаевым бункере спортзала и, по официальным данным, - бесследно исчезнувшая вместе с оставленным там баррикадниками утром трупом.

Показания Репетова и капитана ВДВ Смирнова.

Во время обхода "Белого дома" стрельбой по маршевым пролетам Репетов и его два товарища-офицера были загнаны в подземную западню. В полдень 5 октября они втроем еще блуждали в поисках спасительного выхода по подземным этажам горящего и расстреливаемого "Белого дома", утратив всякую надежду спастись.
Спустились в подвал и сразу нарвались на милиционеров во главе с Бовтом, переодетых в гражданское и пытающихся капитулировать с самого утра. Неожиданная встреча в темноте сопровождалась лязгом передергиваемых затворов, поэтому милиционеры предосторожности ради стали выкрикивать свой позывной: "Артем! Артем!" (по таблице позывных Департамента охраны - Артем-3, Артем-5 - позывные отдела охраны Дома Советов - ООДС ДО).
Вскоре они попытались избавиться от группы Репетова, предложив им поискать выход в противоположном конце подвала, где якобы должен был находиться вход в сухой коллектор. При этом сотрудники Департамента упомянули о существовании двух коллекторов - одного непроходимого "мокрого" и проходимого "сухого" с трубами горячего водоснабжения. Но где располагались входы в них, они сами якобы точно не знали.
Все вместе спустились вниз и пошли по широкой дороге технического этажа. У одного из входов в подвал "Белого дома" они увидели автоматчиков. В отсветах карманных фонарей замелькали солдатские каски и бронежилеты. Один из автоматчиков, напряженно вглядываясь в темноту, громко выкрикнул:

- Стой! Кто такие?

- Мы свои!

В ответ с пьяной издевкой:

- А мы 119-й парашютно-десантный полк. - И после паузы: - Выходи по одному! Оружие держать над головой на вытянутой руке!

Сдаваться не хотелось. Произошла заминка.
Первая автоматная очередь в упор вывела всех из оцепенения. Рядом с головой Репетова со второй или третьей очереди пули пробили какую-то трубу и оттуда стал бить кипяток. Общий косяк людей распался и растворился в подвальных помещениях. Дороги группы Дмитрия и команды Бовта разошлись. Преследовать их в подвальной темноте гвардейцы не решились.
После этого подлого случая Дмитрий с ребятами правильно оценили грозящую им перспективу: если им не удастся найти вход в подземный коллектор, живыми их отсюда не выпустят, поскольку никаких пленных в подвале и подземельях "Белого дома" просто не будет. На следующий день у этого входа они увидели большую лужу крови. Лужи крови были и в других местах подвала "Белого дома".
После нескольких часов бесплодных блужданий, четырех взломанных дверей и десятка вывернутых чугунных люков "ливневой" канализации, почти отчаявшись, они вошли в дверь огромного воздуховода. Внутри громыхающего оцинкованного короба шли во весь рост. Дошли до большого помещения бойлерной, в котором отсиживались семь местных рабочих. Рабочие подробно рассказали все, что знали сами. Посоветовавшись, все вместе приняли решение укрыться в секциях воздуховода, а напоследок осмотреть смежные помещения.
Вышли из воздуховода. Согнув и разломав пополам дюймовую трубу, Репетов вооружился своеобразной лопаткой-"заточкой", с помощью которой он смог отодрать от заинтересовавшей их двери гаражный замок. Вошли в какой-то длинный ход, по его сторонам располагались силовые кабели. Длинный ход заканчивался закрытой дверью. Из-за двери слышались голоса.

Ребята взяли автоматы на изготовку и спросили:

- Кто такие?

Ответа не последовало.

- Сколько человек?

- Мы без оружия! Нас 11 человек!

Отвинтив замок, Репетов вошел к ним с автоматом наизготовку:

- Вы кто?

Перед ними стояла группа безоружных и явно деморализованных военнослужащих в форме внутренних войск МВД.

- Мы солдаты дивизии внутренних войск Дзержинского.

Кроме солдат, в этой группе оказались два офицера - майор и старший лейтенант. Надо отдать им должное: офицеры не бросили своих солдат. Из разговора выяснилось, что вчера они перешли на сторону Верховного Совета.

Майор был в фуражке, старший лейтенант - в зимней шапке.

Заблудившиеся в темных переходах, они наткнулись на эту дверь с другой стороны. Дзержинцы сказали, что за добровольный переход на сторону парламента их сразу же расстреляют. Они уже знали, что всех в военной форме и камуфляже убивают на месте.
Судя по всему, некоторых из блуждавших в подземном этаже "Белого дома" перебежчиков из дивизии Дзержинского штурмующие действительно расстреляли. Как выяснилось, 7 октября на всю страну ТВ показало торжественные похороны в числе погибших дзержинцев офицера, очень похожего на этого майора (у него было характерно вытянутое лицо). Репетов убежден, что необходимо проверить обстоятельства гибели майора дивизии имени Дзержинского Сергея Анатольевича Грицюка, рядовых Олега Михайловича Петрова и Юрия Владимировича Лобова. Журналисты могут поинтересоваться и судьбой симпатичного спутника того майора - старшего лейтенанта дивизии Дзержинского с аккуратными светлыми усиками.
Пошли дальше все вместе. Взломав очередную дверь с надписью "Коллектор", попали в огромное помещение со стенами в два-три этажа. Посередине стоял разобранный автомобиль. Подобно цеху любого завода, наверх в комнату начальства под потолком вела металлическая лестница. Там Палыч нашел шкафы с рабочей одеждой и долгожданные схемы подземных коммуникаций "Белого дома". Позже эти синие спецовки сыграли свою спасительную роль.
Просмотрев под светом фонарика все листы схемы, Репетов не обнаружил месторасположения выхода из "Белого дома" сухого коллектора - в этой документации все проходные помещения были замкнуты в круговую. Предложив дзержинцам переодеться в рабочую одежду, ребята незаметно скрылись от них, не желая рисковать быть скрученными и выданными малознакомыми эмвэдэшниками своим однополчанам. В кромешной темноте оторваться удалось достаточно просто.
Неожиданно ребята набрели на троих о чем-то живо переговаривающихся сотрудников Департамента охраны. В темноте милиционеры их не увидели. В отсветах собственных фонарей несмотря на гражданскую одежду, милиционеров выдавала короткая стрижка. Переговорив, они ушли.
Со стороны лестницы на ребят наткнулся невысокий капитан Леша в милицейской шинели и с радиостанцией в руке. Перед этим он выводил наверх людей из подвала сдаваться. Сам он сдаваться не решился и направлялся в бомбоубежище переодеться в гражданское. Сказал, что всех, кто в форме, убивают на месте - сразу ставят к стенке. Это капитан милиции неоднократно слышал по своей радиостанции. Утверждалось, что солдатиков хорошо накачали водкой перед атакой, а что такое пьяная солдатня, никому не надо было объяснять, как и то, что уготовано бедным женщинам. По его словам, в бомбоубежище был телевизор, запас воды и прочее.
Но те, кто оказался за сейфовой дверью в недоступных простым смертным комнатам бомбоубежища, ни с кем не хотели объединяться. Милиция отдела специального назначения прорываться на волю не собиралась и, спокойно пересидев весь штурм в надежном убежище, затем успешно капитулировала 5 октября.
Забытого капитана они ждали всего пару минут. Тот тщетно названивал в дверной звонок и колотил в дверь минут 15. На слова Дмитрия, что же это за друзья, капитан лишь грустно вздохнул и ушел куда-то наверх переодеваться, не скрывая своего намерения сдаться. На прощание показал, где находится вторая сейфовая дверь (В бункере, где в августе 1991 года трое суток отсиживался Ельцин, закрылись четыре сотрудника отдела специального назначения ДО ВС РФ. - Авт.)
Появившемуся вскоре около необъятной двери бомбоубежища Особисту, видимо, и рассказали о таинственных людях в гражданской одежде, захлопнувших перед носом всех обитателей подвала надежду на спасение. Рассказывая о коварных охранниках Хасбулатова ("МН" № 44 1993), Особист просто не знал, что дверь вела лишь в бомбоубежище и никуда не выводила из "Белого дома".
Вторая сейфовая дверь была также закрыта изнутри. Она соединяла подземным коридором "Белый дом" с подвалом спортзала. Таким образом, можно смело утверждать, что в спортзале в полдень 4-го октября остались живые люди. Надеясь пересидеть штурм, они закрылись изнутри. Живыми их оттуда не выпустили.
Стрельба, крики стали слышны громче. Репетов со спутниками решили спрятаться и поспешили вернуться в зал воздуховода к группе местных рабочих. Секции гаражного типа располагались последовательно и скорее всего служили для забора воздуха. У рабочих была ножовка, монтажка, другие инструменты по металлу. Они рассказали о выходе на улицу около кооперативного киоска и предложили разместиться по соседству и переждать. Объяснили, что сейчас, в светлое время, выйти невозможно - рядом стоит БМП.
Первой мыслью было спрятаться в одной из свободных ниш, но и от этой мысли ребята отказались сразу же. Без труда обнаружив прячущихся в нишах рабочих, ребята отчетливо понимали, что "чистильщики" так же легко доберутся и до них. Выдавать же себя за рабочих офицерам и Репетову было просто глупо. Ребята решили, что в подвале можно пересидеть хоть месяц, тем более что рядом была вода.
Вскоре раздались звериные крики со стороны парадной лестницы. Прислушавшись, разобрали кровожадные вопли мясников, ожидавших для расправы вывода пленных. В здании и в самом подвале стрельба не стихала еще всю ночь и утро следующего дня до 5.30 - 6.00 часов (ночью стрельба велась из автоматов и пулеметов, иногда громыхали очереди БМП и КПВТ, периоды затишья длились не более 15-20 минут).
В огромном пылеуловителе с ячейками-секциями со стеной один метр на три и высотой около трех метров ребята содрали тряпку и залегли между трубами невдалеке от рабочих. Оборудовали себе наверху с помощью тряпки пылеуловителя неприметное убежище. Было очень холодно. Лежали спина к спине, время от времени расталкивая храпящего товарища. Как выяснилось потом, этой ночью все трое молились.
Замаскировавшись, они сверху наблюдали за перемещениями рабочих и редкими посетителями. От этого занятия их отвлекло только уничтожение одной окладистой бороды. Поскольку ничего режущего у ребят с собой не было, эту операцию проделали следующим образом: один подпаливал бороду огнем зажигалки, второй усиленно задувал вспыхивающую бороду.
Вскоре в оставленную ими нишу забралась еще одна компания. Пришли двое. Парень в берете был с автоматом АКС-74У и деловито снаряжал магазин патронами (возможно, это и был застрелившийся несколькими часами позже на глазах преследователей-омоновцев Вячеслав Анатольевич Бондаренко с завода "Кустанай", 1975 года рождения). Утром 5 октября между 6.00 и 6.30 парень в берете и его товарищ ушли.
Еще через 40 минут ушли и рабочие. Не выдержали бездействия и ребята. Ушел на разведку один из товарищей Репетова. Вскоре он вернулся уже выбритым, умытым и в чистой рабочей одежде. Офицер обнаружил станок для бритья и шкафы с робами. Переодевшись и приведя себя в порядок, ребята решили обследовать казематы "Белого дома" дальше. "Копченый" - вчерашний обладатель окладистой бороды - тоже стал похож на человека. Не желая расставаться с бритвенным станком, он на ходу сбрил еще и усы. Прошли склад минеральной воды. В нескольких местах натолкнулись на большие лужи крови. Нашли оторванный погон, рваные окровавленные бинты, были и следы пребывания бойцов РНЕ.
Поднялись повыше - в подвал. Прошли мимо раздевалки, душевой, места разгрузки машин. Через щели заметили, что на газонах "Белого дома" вокруг воздухозаборников и у горловин шахт коллектора расположились в засаде пулеметчики. Вдруг Дмитрий увидел место, в котором из "Белого дома" выходили в подземный коллектор трубы водоснабжения и силовые кабели. Металлическая дверь была закрыта на гаражный замок с выдвинутым на 8-10 см язычком. Рядом валялся пожарный багор, которым кто-то перед ними тщетно пытался открыть дверь (как нам удалось выяснить, багор оставила группа Особиста, которая с его помощью пыталась 20 часами ранее взломать эту дверь в подземный коллектор; ребята из группы Особиста потом долго удивлялись удачливости своих последователей. - Авт.)

...Репетов стал возиться с замком. Спутники-офицеры не верили, что вообще удастся отомкнуть столь крепкие запоры. Тогда мы не знали, что духовник Дмитрия в эти дни раздал всей своей пастве иконки, наказав старушкам молиться день и ночь за наше спасение. Молился за наше спасение и старец отец Николай на острове Залит (протоирей Гурьянов). Непонятно как, но петли вокруг язычка гаражного замка удалось развести, и спасительная дверь из "Белого дома" в "сухой" коллектор распахнулась. Это произошло около 11.30 5 октября. Как и нам, им пришлось идти по колено, а иногда и по грудь в воде.
В коллекторе Репетов обнаружил следы пребывания предыдущей группы: на трубах они оставили изоленту скотч, по всей видимости, когда разбирали сдвоенные рожки и прятали автомат. Это была, по всей видимости, группа "Хаммер-центра", проникшая в коллектор с улицы. Над первым выходом непонятно зачем (очевидно, просто от скуки и избытка боеприпасов) очередями палила по "Белому дому" из автоматической пушки БМП-2 (или БМД-2). Над вторым и третьим расположились автоматчики.
В 13.00 5 октября группа Репетова попыталась выйти там же, где выходила группа "Хаммер-центра" из двух человек. К этому времени, наученные столкновением с предыдущей группой, эмвэдэшники спустились под землю и расположились на дне шахты непосредственно в самом коллекторе. Лишь чудом можно объяснить, что, увидев фонарь небрежно расположившихся в засаде автоматчиков, Репетов с двумя товарищами успели погасить свой фонарик.
Возвращаясь в полной тьме к набережной, только благодаря выключенному свету они случайно заметили скрытый заброшенный лаз. Им повезло, что его решетка настолько проржавела, что ее удалось сорвать. Репетов и два офицера вылезли прямо на набережную недалеко от плавучего "Казино" на глазах изумленного прохожего. Прошли по набережной подальше от "Белого дома", помылись на спуске к Москва-реке. Миновав стройку, прошли невдалеке от патрульных милиционеров. К счастью, в районе спорткомплекса ходило много рабочих именно в таких синих робах. Лица и состояние одежды выбравшихся правдоподобно маскировали их под изрядно загулявших ремонтников и рабочих-сантехников. В районе "Белого дома" крутилось достаточное количество подозрительных лиц в штатском.
Пешком дошли до железнодорожной станции и, пропустив одну электричку, доехали до Белорусского вокзала. Имитируя мирную беседу пьяниц, ребята засекли в электричке оперативников. Последние были везде, ими был буквально забит весь город - видимо, МВД реализовало какой-то оперативный план тотального наружного наблюдения. На вокзале взяли частника и уехали домой.

На второй вопрос тоже можно ответить точно.

Факт: По убийствам срока давности нет! 4-го октября действовал приказ Ерина-Куликова (МВД), Грачева (МО) и Барсукова (ГУО):

- уничтожить находящихся в "Белом доме"!

Приказы о поголовном уничтожении и стрельбе на поражение открыто передавали по рациям командиры штурма. Барсуков официально приказал "Альфе" уничтожить находящихся в "Белом доме", Грачев - танкистам, тулякам и таманцам, Ерин - ОМОНу и дзержинцам. Коржаков уже после вывода пленных на лестницу "Белого дома" публично требовал расстрела защитников парламента: "У меня приказ - ликвидировать всех, кто в форме!"
После выхода депутатов с "Альфой" этот приказ был в точности выполнен. Были уничтожены все оставшиеся защитники парламента за исключением арестованных днем 5 октября в подвале - четырех милиционеров ОСН Департамента охраны и нескольких местных рабочих, а также шестнадцати защитников из заслона 14-го подъезда (арестованных в 3.30 5 октября на 6-м этаже "Белого Дома"). Тела расстрелянных были тайно вывезены и уничтожены (в том числе и на Климовском полигоне).
Доказательство того, что приказ был выполнен, это то, что по официальным данным, ни одного раненого и ни одного трупа в здании парламента НЕ ОБНАРУЖЕНО. Официально объявлены в качестве погибших в "Белом доме" убитые на улице, собранные медбригадами Ю. Хольхина и А. Шестакова.
Доказательства из официальных данных, содержащихся в проправительственных источниках. Напомню их.
По официальным данным, пленных в "Белом доме" за период после выхода депутатов и до окончания штурма было 42 человека.
Сегодня известны 30 пленных - 4 милиционера, десяток рабочих из подвала "Белого дома", 16 защитников парламента, уцелевших из всего заслона 14-го подъезда.
Единственные трупы были собраны под охраной "Альфы" медбригадой Ю. Холькина и А. Шестакова на улице и снесены под Калининский мост (бригада Ю. Холькина была организована по инициативе члена Спасательного центра ММА).
За два полных дня 4-го и 5-го октября вместе с расстрелянными из БТРов под Горбатым мостом баррикадниками собрано на территории вокруг "Белого дома" 50 трупов и подобрано на улице около 50 раненых, из них более 30 тяжелых ("МК" № 234 1993). Всем известно, что половина даже этих трупов бесследно исчезла. Они не попала ни в морги, ни в официальный отчет.
К ночи же 4-го октября медбригады собрала туда чуть меньше тел: "Перед тем, как стемнело, мы насчитали под мостом 41 труп" ("МК", № 234 1993). Напомню, что 38 трупов днем отправили в морг на грузовике с прицепом.
Наши свидетели утверждают, что трупов под мостом было значительно больше - к ночи 4-го октября трупы сложили в штабель, который достигал около двух метров в высоту и занимал несколько метров в ширину. Как мне лично потом рассказал один из комбатов 119 полка, среди мертвых, накрытых полиэтиленовой пленкой, оказалась и раненая девочка, которую показывали днем по ТВ: четверо бегом, петляя, несли из Дома Советов голое худенькое тело, из свежей раны в боку текла кровь.
Пьяные победители в Кремле на радостях приказали ограничить данные официального отчета о количестве погибших защитников парламента этой не столь пугающей и, можно сказать, предписанной из-за океана цифрой, учитывая, что в 18.48 им поступило серьезное предупреждение и ясное указание (вечер 4-го октября, 18.48 по московскому времени, CNN): "...Это рискованная политика для президента Клинтона. Косвенным образом он поддержал применение силы, и это может обернуться против него, если окажется, что количество жертв сегодняшних событий окажется велико. И тем не менее в конечном итоге эти события должны способствовать упрочению демократии в России (?!)"
И это несмотря на то, что еще в 18.00 Волкогонов (член "комиссарского" штаба в ОВС СНГ по управлению войсками МО РФ в обход Грачева, созданный в ночь с 3 на 4 октября В. Черномырдиным в следующем составе: К. Кобец, О. Сосковец, В. Самойлов, Ю. Родионов, М. Полторанин, Д. Волкогонов) публично заявил по ТВ, что по данным их штаба в парламенте на данный момент обнаружено "не менее 800 убитых", а в 16.00 CNN объявило о наличии 500 убитых в "Белом доме".
Для правдоподобия на следующий день (после успешного тайного вывоза трупов защитников парламента из внутреннего дворика Дома Советов на рассвете 5 октября) несколько должностных лиц скорректировали официальную цифру расстрелянных по количеству собранных с улиц и снесенных под мост трупов, называя цифру - 49 убитых, только убитых уже якобы "в здании". Все кремлевские заговорщики так или иначе в дальнейшем называли цифры, близкие к количеству трупов в штабеле у моста.

Точку в этом обмане поставил комендант "Белого дома" из МВД Баскаев, который в старании выслужиться даже назначенную ему сверху цифру убитых в здании разбавил ранеными, официально подведя черту в "40 убитых и раненых", а в апреле 1994 года договорился уже до того, что... "военнослужащие внутренних войск МО ВВ МВД России в период выполнения служебно-боевых задач (по распоряжению командующего А. С. Куликова № 909 от 16.10.1993 г. данный "период", начавшийся 4.10.1993 г., официально закончился в 5.00 18.10.1993 г. - Авт.) в районе "Белого дома" с 18.00 4 октября 1993 г. видели 22 трупа. Эти данные подтверждены документально. Местонахождение трупов было следующим...", и далее Аркадий Баскаев официально объявляет, что 21 труп подобрали на улице и только один труп (!) был обнаружен внутри Дома Советов - "в подъезде № 23" (Москва. Осень-93. с. 517). Видимо, понимая несерьезность подобных утверждений, ответственный за вывоз и сокрытие трупов генерал ссылается на медиков: "Кроме этого, 20-25 раненых и убитых было вынесено бригадами "скорой помощи". Это полностью опровергается свидетельствами медперсонала самой медбригады, которой после 17.00 4-го октября "чистильщики" разрешили зайти в "Белый дом".

"Свидетельства сотрудников медбригады, "патрони-руемой" группой "Альфа" и находившейся в районе стадиона:

- на первых этажах "Белого дома" ни убитых, ни раненых не было... Но выше 7-го ("цокольного" этажа "стакана") военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики...

Мы дежурили в здании до 11.00 5 октября" ("МК", № 234 1993)

И это сообщается в проправительственной, оправдывающей палачей хронике событий!

Свидетели - врачи: Ю. Холькин, А. Андреев, А. Воробьев, М. Вайнштейн, В. Крупецков, Е. Маслова, Д. Кошелев.

Последняя, третья медбригада в составе трех врачей (первая бригада - это врачи Спасательного центра ММА, действовавшие внутри Дома Совета) прибыла в район "Белого дома" около 10.00 4 октября и развернула под Калининским мостом на Краснопресненской на бережной перевязочную и пункт экстренной медпомощи. С этой бригадой доцента Медицинской академии Андрея Шестакова прибыл следующий транспорт: 2 санитарной машины - из академии и 2 - из института трансплантологии. Ни одной санитарной машины начальник ГМУ Москвы Соловьев несмотря на многочисленные просьбы и требования не дал!

Бригада Шестакова оказала первую помощь 48 раненым (первый раненый был доставлен "к себе" - в академию; принимала от них раненых и больница № 61), отправила в морги 38 погибших. После отказа Соловьева предоставить машину даже для вывоза тел, по свидетельствам врачей медбригады им все же удалось часть трупов из под моста вывезти на грузовике с прицепом. Убитых погрузили в три ряда. Тем не менее штабель уменьшился незначительно.

Фактически отказ в оказании медицинской помощи раненым защитникам парламента 4 октября 1993 года был отмечен со стороны всех официальных "спасательных" структур: и ГМУ, и МЧС, и Красного Креста, и движения "Врачи - без границ"...

Были зафиксированы случаи отказа приема раненых, их гибель уже в больницах от ножевых (фигурируют и проколы шилом жизненно важных органов у раненых, как например, у Германа Пономарева) или огнестрельных ранений, оскорблений и унижения со стороны отдельных врачей. Например, Главный врач НИИ Скорой помощи им. Н. В. Склифосовского В. А. Олейник категорически отказал врачам Спасательного центра устанавливать дополнительные медицинские посты для раненых, называя последних бандитами и преступниками.

Невозможно отрицать тот простой факт, что раненых даже с улицы заносили в здание "Белого дома". Их там было столько, что не успевали оказывать медицинскую помощь.
Кроме того, по официальному заявлению 6 октября заведующего оперативно-информационным отделом Центра экстренной медицинской помощи "врача" Д. К. Некрасова, вывоз трупов из "Белого дома" на этот день еще и не начинался ("КП" от 25.11.1993).
В то же время, начиная с 5 октября, согласно официальным данным в московские морги трупы с огнестрельными ранениями из района "Белого дома" и "Останкино" уже больше не поступали.

Можно достоверно утверждать следующее: убиты все остававшиеся выше 6 этажа в "стакане":

- находившиеся с 7-го по 14-й этаж (в "стакане") - еще сутки продолжавшего расстрела, добитые раненые и не взятые пленные, умершие от потери крови без оказания медицинской помощи;
- находившиеся в огне на 15-м этаже и выше до 19-го этажа включительно. Это заживо сгоревшие и задохнувшиеся, легкая добыча снайперов в огне пожара.
Дело в том, что огонь начавшегося на 15-м этаже в районе маршевых лестниц пожара практически сразу отрезал все пути спасения и обрек людей на долгую и мучительную смерть. Эти пять этажей выгорели дотла со всеми своими обитателями. 4-5-го октября лежавшие на виду обуглившиеся трупы и части разорванных тел были снесены "чистильщиками" в туалеты цокольного этажа 20-го и 8-го подъездов, окна которых выходят во внутренние дворики Дома Советов (западный и восточный), и к которым вплотную и подгонялись крытые труповозки - КАМАЗы и ЗИЛ. Однако расчет на то, что постоянно сновавшие, например, в восточный внутренний дворик через неприметный 19-й подъезд труповозки вывезли все трупы, себя не оправдал. Даже спустя неделю после расстрела парламента при разборе завалов на 15-19-м этажах, образовавшихся в результате танкового обстрела и пожара, находили обуглившиеся останки человеческих тел и обгоревшие трупы.
На тех этажах, где не было пожара, оба лестничных пролета и служебная лестница были непроходимы из-за прицельного заградительного огня и пуль снайперов. Ночью спуститься на 6-й этаж с верхних этажей "стакана" никто не мог. В темноте защитники парламента под инфракрасными прицелами ночного видения "чистильщиков" были практически беззащитны.
О том, что происходило в "стакане", как убивали там безоружных людей и насиловали женщин, могли бы много поведать надписи на стенах. Как известно, на верхние этажи доступ русским рабочим и служащим был категорически запрещен. Очищать стены там доверили турецким рабочим. Не надо объяснять, почему так решили. Запомним лишь, как бесследно уничтожали имена и саму память о погибших: турки, равнодушно соскребавшие со стен предсмертные послания на незнакомом языке, содержание которых никогда не отпечатается в их памяти.

Мальчишки с "черной повязкой" на голове, чьи последние предсмертные очереди достреливаемых напоследок магазинов были выпущены в ночное небо Москвы с верхних этажей "стакана" и все же задели наших сытых завороженных телезрителей, гордые дети, которые просто не могли просить пощады у пьяных глумливых палачей и предпочли вечную свободу позору. Это была их "Брестская крепость" и они защитили свою честь в отличии от некоторых позерствовавших ранее руководителей. Из защитников верхних этажей Дома Советов установлен пока лишь один - Анатолий Калинин, убитый в 20 лет, русский, родом из Еревана. Автомат у него был без патронов. Тело было стащено вниз и тайно захоронено вместе с многими другими. Лишь благодаря одному совестливому свидетелю его гибели и расследованию журналиста Шурыгина, его судьба стала достоянием гласности...
Их всех, уже безоружных, с пустыми магазинами расстреливали на месте враз осмелевшие омоновцы, замечая: "До последнего отстреливался, сука".
Сам я с пожарниками видел 5 октября в "Белом доме" пару надписей (одну безымянную: "Не сдаемся!" и памятку от Красноярского РНЕ), в местах со следами пулевых отметин на стенах прямо под ними видел на полу лестничных маршей подозрительные лужи, залитые каким-то химическим желеобразным веществом, а в районе 7-го и 11-го этажей на лестнице ощущался сильный кислый запах невыветрившегося газа.

По словам технических работников "Белого дома", срочно вызванных на работу 9-го октября, в здании были пробиты пулями все стены комнат напротив дверей и коридоров, мебель, двери, трубы отопления, лестницы, подвальные помещения, места, непростреливаемые снаружи. По характеру пробоин было видно, что штурмующие, без разбора поливали впереди себя все автоматными очередями. Сначала стреляли, затем смотрели. На полу у дверных проемов оказалось огромное количество отстрелянных гильз.
В комнатах среди битого стекла валялись фуражки разного вида, окровавленные бинты и многочисленные тряпки, пропитанные кровью. Одному работнику довелось собрать пять или шесть фуражек, несколько мешков окровавленных тряпок. Кровь была и на осколках стекол. Ковровые дорожки, покрывавшие бесконечные коридоры "Белого дома", оказались местами пропитаны кровью, водой и мочой. Там, где работали пожарники, дорожки были срочно убраны. Каждый солдат и омоновец после взятия штурмом "Белого дома" считал своим прямым долгом и исторической обязанностью помочиться или нагадить прямо в коридорах здания парламента. Сложилась своеобразная "октябрьская традиция", в основу которой легло поведение в Зимнем дворце победившего в октябре 1917 года "человека с ружьем".
На первых этажах со стороны 20-го подъезда некоторое время туалеты почему-то были не просто закрыты, а старательно заколочены досками. Эти помещения под предлогом засорения оставались в таком виде еще несколько недель после штурма, хотя свидетельства очевидцев поясняют, что раненые и убитые при штурме "Белого дома" и в ближайших окрестностях по приказу командиров правительственных войск (это 2-й батальон, разведрота и саперная рота 119-го пдп и четыре их загадочных помощника в камуфляжной форме, назвавших себя омоновцами. - Авт.) сносились именно в туалеты, где их и добивали одиночными выстрелами в голову (кровь с кафельных стен и пола легко отмывается). К очистке таких мест обслуживающий персонал "Белого дома" не привлекался.

Приведу показания руководителя медицинской бригады ополчения Лизы. Ее бригада начала ухаживать за ранеными еще в ночь с 3 на 4 октября. Раненые поступили в "Белый Дом" из Останкино и от мэрии. К утру, некоторые раненые погибли, так как скорые помощь раненым не оказывали! К 5 утра начались разговоры о подходе карательных частей, поэтому раненых из цоколя 20 подъезда перенесли в переход от 20 к 8 подъезду. В медсанчасть вскоре ворвалась группа в пятнистых камуфляжах с обещаниями расстрелять всех, если кого найдут в форме или камуфляже. Персонал поставили к стенке, руки за голову. Искали людей в камуфляже. Не нашли и удалились на верхние этажи. Вскоре начался обстрел со двора.
Раненых перенесли ближе к Приемной Верховного Совета. При этом обстреле погибло несколько раненых и врач-доброволец. Погибших складывали отдельно. На тот момент их было больше 20. Раненых - около 30, из них 15 - тяжело.
Когда пленных стали уводить вместе со всем медицинским персоналом, с ранеными оставался караул из кантемировской дивизии. Военнослужащие обещали доставить в больницы всех раненых.

Часть пленных вывела "Альфа" через подвалы примерно в 14.00. Когда выходили к мэрии, потеряли медсестру Ольгу Ивановну (фамилию не помнят, в списки погибших она не числится). Зеваки били выходивших. Судьба оставшихся пленных и раненых неизвестна. Многие тогда навсегда исчезли. Расстреляли?! Как расстреляли во дворе одного из санитаров. Раненые (их никто больше никогда не видел) и погибшие (трупы лежали в переходе от 20 до 8 подъезда) в официальном списке погибших не фигурируют!!!

Требуют отдельного расследования случаи массовых расстрелов в отделениях милиции, куда доставляли пленных.
Так по показаниям одного из баррикадников, перешедшего вместе со всеми из бункера в "Белый Дом", когда усилилась стрельба многие решили подняться на верхние этажи здания. На четвертом этаже наш свидетель попал под танковый разрыв. Был контужен. Взрывной волной его забросило в тупик. Когда очнулся, перелез через завал и спустился на 2-й этаж. Там уже жгли костры, бросая туда документы и нашивки. Ему сказали, что поступила команда сложить оружие, что группа "А" всех выведет из здания и отпустит на все четыре стороны. Сотрудниками группы "А" свидетель вместе с другими был помещен в автобус и отвезен в отделение милиции у метро "Баррикадная". Их сопровождало 3 сотрудника группы "А" (в автобусе) и машина сопровождения. Вскоре подъехал второй автобус, из которого быстро выгрузили офицеров. Сержанты из отделения поставили их на колени. Стали срывать награды и погоны, начали избивать. Альфисты возмутились и отвезли всех в другое отделение милиции. Во втором отделении они пригрозили разобраться с милицией, если те будут издеваться над пленными и... спокойно уехали.
Пленных обыскали и, построив вдоль стены - руки над головой, ноги шире, начали зверски избивать. Очевидец потерял сознание. Очнулся уже в камере, набитой до упора. Избитые люди стали задыхаться и терять сознание. На крики возмущения, милиционеры ответили: "Чем больше вас задохнется, тем меньше нам на утро будет работы - у нас на руках приказ о вашем расстреле!"
Пленные попытались сорвать дверь камеры. Вскоре из камеры вывели человек 10-15 офицеров милиции и армии, которые больше в камеру не вернулись! Среди них были знакомые лица, ни одного из которых свидетель больше никогда не видел. Оставшихся стали водить на допросы, по дороге постоянно избивая. Нашему свидетелю достался спокойный следователь. Сняли отпечатки пальцев и сфотографировали.
В этой же комнате за перегородкой избивали нескольких человек. Вместо свободы нашего человека "приняли" люди в масках и кольчужных перчатках и снова стали избивать. Очевидец скатился вниз по лестнице, но и на первом этаже его продолжали избивать. Затем бросили в другую, более свободную камеру. Из этой камеры также всю ночь выводили людей на допросы и избиения. Днем что-то изменилось, и бить стали меньше. Объявили, что отпустят домой. Нашего свидетеля отпустил полковник милиции, услышав, что в отделении у того похищены именные ваучеры (полковник, видимо, испугался "висяка" - возможного трупа и похищенных его подчиненными именных документов?). Сопровождавший его к метро "Фрунзенской" сержант с автоматом наперевес всю дорогу пугал расстрелом.

На верхние этажи персонал долго не допускали. Но и через неделю различался зловонный запах биологического разложения - из-за характерного запаха разлагающейся органики работники "Белого дома" убирали помещения в респираторах. Им помогали военные и молодые милиционеры из департамента охраны (пожилых срочно отправили на пенсию). Постоянно циркулировали слухи о нахождении все новых и новых трупов и останков сгоревших людей, особенно на 15-19-м этажах. Вся мебель с первого до последнего этажа была выброшена. А в подвальных помещениях, где на дорожках оставались следы многочисленных луж крови, был даже срочно снят асфальт. Сотрудникам "Белого дома" объяснили, что весь асфальт пришлось срочно снять... из-за внезапно обнаруженной в нем сильной радиоактивности.
Первые недели в "Белом доме" работала какая-то воинская часть химических войск министерства обороны, которая с итальянскими химикатами, итальянскими растворами и итальянским оборудованием проводила работы не только снаружи здания по отмывке закопченных стен, но и внутри по устранению следов штурма и его печальных последствий.
Один сотрудник из обслуживающего персонала "Белого дома", задействованный 4-5-го сентября на сборе трупов в туалеты цокольного этажа 20-го подъезда и погрузке их (через окна сдвоенного туалета) на грузовики в восточном внутреннем дворике, уже с 6 сентября безбожно запил и потом не вышел на службу.
Персоналу дали возможность поучаствовать в растаскивании того, что не успели растащить мародеры и солдаты. Вскоре без следа исчезли все уцелевшие остатки оргтехники, мебели, ковровых покрытий и т. д. (вороватым оказался г-н Починок, назначенный после своей доблестной перебежки из депутатов в холуи Ельцина не только на должность замминистра финансов РФ, но и для поправки личных дел, как совместитель на хлебную роль ответственного за инвентаризацию собственности ВС РФ в Доме Советов. - Авт.). В дальнейшем техническому персоналу щедро оплатили все работы и вынужденный отпуск, поэто
05 окт 2013 16:52 #14306 от Местечковое быдло
"Опубликовано
на сайте old.flb.ru


1993 год:
4 вопроса по штурму "Белого дома"


Вопрос первый: сколько человек вырвалось живыми из окруженного "Белого дома" по подземным коммуникациям и по верху, не считая сдавшихся десантникам и группе "Альфа"?
Вопрос второй: какова судьба оставшихся в "Белом доме" людей?
Вопрос третий: сколько их было?
Вопрос четвертый: кем убиты штурмующие из ГУО, МО и МВД?

На первые два вопроса и на четвертый можно ответить довольно точно.
Факт. Не вышли вместе со всеми и вырвались живыми из "Белого дома" всего около 121-145 человек, из них по подземным коммуникациям 4-го и 5-го октября в разных направлениях вышли около 71(95) человек, около 50 человек прорвались поверху вечером 4-го октября в направлении метро "Краснопресненская".
Пытаясь скрыть правду о расстрелянных защитниках парламента и их тайно уничтоженных трупах, эмвэдэшный генерал Аркадий Баскаев утверждал, что около 800 "боевиков" ушли по подземным коммуникациям и, заметая следы, добровольно записались в убитые.
Чуть позже я вернусь к этим официально названным МВД цифрам "добровольно исчезнувших" защитников парламента, цифрам, которые, скорее всего, определяет совершенно другая - закрытая статистика.
Пока же берусь опровергнуть ложь МВД о спасшихся и вышедших через подземелья. Утверждаю, что по подземным коммуникациям вышло не более 12+3+6+43(67)+2+3+2=71(95) человек.

Для того, чтобы вообще обсуждать вопрос о подземных коммуникациях, предварительно следует вспомнить:
(1) о расположении входов и выходов из подземных коллекторов;
(2) о людях, знавших их месторасположение и знавших об отсутствии в подземных ходах мин.

Под нашумевшими подземными ходами "Белого дома" подразумеваются два подземных "сухих" коллектора с трубами горячего водоснабжения, идущих от "Белого дома" вдоль набережной соответственно влево (в сторону Плющихи и далее до Новодевичьего монастыря) и вправо (в сторону Хаммеровского центра). Выход коллектора в сторону станции метро "Краснопресненская" был надежно перекрыт перед границей посольства США.
Были известны два входа в подземные коллекторы через вентиляционные шахты с квадратными решетками. Они располагались на газонах у торцов "Белого дома". Нашими "подземными" штабными разведчиками Ачалова, разведчиками-спелеологами полка баррикадников и Особистом Баранникова использовался вход в первый коллектор. Он располагался на газоне между мэрией и 24-м подъездом "Белого дома". 4-го октября дойти живыми до этих входов на виду у БТРов и снайперов, даже знавшим об их существовании, шансов было очень мало.
Выход на пути метро был только из спортзала и 28-29-го сентября эта сейфовая дверь, как и все остальные выходы в подземные коммуникации, были прочно заблокированы с двух сторон: с одной стороны - баррикадниками, с другой - неизвестными нам группами. Подробности, как все это тогда происходило, описаны в настоящем дневнике за 28 сентября, поскольку из штаба Ачалова тогда посылали с проверкой именно меня. Из-за произведенной тогда двусторонней блокировки дверей 4-го и 5-го октября никто не мог выйти из "Белого дома" или спортзала на железнодорожные пути метрополитена.
Где находились выходы из подвала и подземного этажа "Белого дома" в подземные коллекторы, никому не было известно вплоть до вечера 4-го октября.
Чугунные люки канализационных и всех других подземных колодцев, выходящих на дорожки и тротуары вокруг "Белого дома", из-за угрозы проникновения через них ОМОНа были надежно заклинены снаружи баррикадниками еще 28-29 сентября. Добежать с наименьшим риском для жизни до крышек люков можно было лишь во внутренних двориках "Белого дома" и ближней зоне 14-го подъезда. При этом нужно было всего в нескольких шагах от БМП и БТРов, ведущих огонь на поражение, суметь расклинить люк и, не побоявшись разрекламированных мин, под огнем успеть нырнуть вниз. В любом случае для спасения необходима была очень большая удача.

Теперь перечислю всех, знавших, как пробиваться к тем или иным входам в подземный коллектор, и способных вывести кого-либо вообще через подземные ходы. Поскольку у защитников парламента не было ни одного миноискателя и практически не было фонарей, они должны были точно знать, что на самом деле никакого минирования подземных коммуникаций не производилось. Этими людьми были разведывавшие подземные ходы, ходившие по ним на задания и охранявшие лабиринты, а именно:
- разведчики-спелеологи полка баррикадников;
- несколько "подземных" разведчиков Ачалова из нашего штаба;
- "особист" Баранникова (бывший особист полка);
- руководство Департамента охраны ВС РФ.

4-го октября по подземному коллектору вышли четыре группы:
- группа сотрудников Департамента охраны ВС РФ с одним раненым (12 человек);
- группа под руководством командира-спелеолога из разведки полка Маркова (3 человека);
- наша группа во главе со штабными разведчиками Ачалова (всего 6 человек);
- группа Особиста, подчинившего себе оставшихся разведчиков-спелеологов (43-67 человек).

5 октября вышли две группы:
- "Хаммер-группа" из 14-го подъезда (2 человека);
- группа Репетова (3 человека).
- группа "Север".

Группа медиков - полковник медицинской службы Вячеслав Якушенков, фельдшер Ольга Кулыгина и перебежчик из дивизии Дзержинского в 4-00 - 5- 00 утра 5 октября попали в руки котеневцев.
Группа командира спелеологов в количестве трех человек, а потом и наша группа во главе со штабной подземной разведкой Ачалова смогли попасть в подземный коллектор через наземный вход в вентиляционную шахту напротив мэрии. Следом смог бы уйти только дежурный постовой - спелеолог, оставшийся лежать у этого входа.
Все остальные из тех, кто был знаком с подземным коллектором, из-за плотного огня БТРов и БМП уже не рискнули или просто не смогли пробиться к этому входу в коллектор. Под командованием Особиста они с 12.00 до 15.00 4 октября блуждали по подвалу и подземному этажу "Белого дома" в поисках внутреннего входа в коллектор. Им повезло найти дверь в сухой коллектор, выходящий к Новодевичьему монастырю.
Из других прорывавшихся через наружные входы в коллектор пока известны лишь двое отчаянных, которые смогли на виду у БМП около 14-го подъезда добежать до чугунного люка. В составе группы был человек, знакомый с подземным коллектором "Белого дома" с августа 1991 года. Эта группа "Хаммер-центра" смогла сорвать заклиненную крышку, прошла под землей до выхода, расположенного вплотную с Хаммеровским центром, где и переночевала, не поднимаясь наружу. Вылезая утром 5 октября на улицу перед самым крыльцом Хаммеровского центра, они вспугнули эмвэдэшный заслон. Группа Репетова, выходившая через пять часов вслед за ними, уже нарвалась у этого выхода на засаду.
Дверь из подземного этажа "Белого дома" в коллектор "на Плющиху" была найдена только во второй половине дня 4-го октября группой Особиста. Дверь удалось взломать.
Вход из "Белого дома" в подземный коллектор, уходящий в сторону Хаммеровского центра, был случайно обнаружен в полдень 5 октября группой Александра Репетова лишь по истечении суток бесплодных поисков.
Обе железные двери были надежно закрыты, но и группе Особиста, и группе Репетова удалось их открыть.
Группа офицеров ДО ВС РФ вышла первой в районе Арбата за спиной удивленных солдат из оцепления ВВ МВД (через боковой ход в коллекторе "на Плющиху"). Им даже не пришлось взламывать дверь в подземный коллектор - они ее открыли ключом и, к сожалению, уходя закрыли за собой.
По следам группы Репетова и следом за группой Особиста из подземного этажа "Белого дома" практически никто больше не ушел, так как из остававшихся там людей милиционеры отдела специального назначения ДО ВС РФ были арестованы эмвэдэшниками 5 октября в бункере-бомбоубежище (4 человека во главе с подполковником ОСН), как и большинство прятавшихся там рабочих. Отдельного рассмотрения требует судьба оставшихся в подвале "Белого дома" 9 солдат-дзержинцев с двумя офицерами, торжественные похороны, похоже, одного из которых показывали потом на всю страну.

Поверху из "Белого дома" прорвались всего около 50 человек.
В этой группе был и встреченный мной 4-го октября в парадном подъезде "Белого дома" рядом с Макашовым прибалтийский омоновец. От него мы и узнали подробности их отчаянного броска на БТРы и далее через дворы в сторону улиц Большевистская и Заморенова.
Эти защитники парламента имели достаточный боевой опыт и прорывались организованной группой. В одном месте они лоб в лоб столкнулись с военнослужащими ВВ МВД и разминулись с ними практически без единого выстрела.

Обстановка вокруг "Белого дома" 4 октября 1993 года.

В какой обстановке происходил другой прорыв - безоружных людей на Дружинниковской улице примерно в 12.00 4-го октября, свидетельствуют показания девушки-очевидца.
"...Утром около 8.00 я попыталась выйти на метро "Баррикадная", но поезд проехал дальше, минуя также и станцию метро "Улица 1905 года". Когда я выбралась на поверхность, увидела, что люди, спешащие то ли на работу, то ли к "Белому дому", давно махнули на транспорт рукой. Из-за дальнего расстояния еще ничего слышно не было, но тоскливое ощущение беды не покидало.
Добираться пешком - значило бы потерять слишком много времени, а автомобильных добровольцев как-то не находилось. Поэтому пришлось пообещать приличную сумму, чтобы подъехать поближе. Но в центре уже на всех подъездах к "Белому дому" стояли пикеты ГАИ. Шофер мой оказался единомышленником и пытался проехать хотя бы дворами. Но попытки были напрасны - в районе гостиницы "Пекин" нас все же изловили. Обреченно водитель газанул назад и не выдержал - вышел к гаишникам: "Мне стыдно за вас, мужики!" Естественно, дальше я не прислушивалась.
По Садовому я бежала со всех ног. Кольцо пустое: одна-две машины на большой скорости проносятся к "Маяковской", в спешке захлопываются палатки, коммерсанты напуганы, служащие какого-то офиса тихо обсуждают что-то у дверей, какие-то молодые люди доброжелательно пытаются меня остановить. И тут до меня доходит - это не привычный утренний гул большого города, это далекая канонада. Меня душат слезы. Я опоздала.
Уже подбегая к площади Восстания, вижу выезжающие на Садовое кольцо БТРы. Мысленно считаю - 9. На площади полно автобусов. И с той, и с другой стороны Садового кольца народные собрания. Тут уже все стоят молча, угрюмо. Даже не пытаюсь остановиться - может, еще можно туда пройти. Сворачиваю к метро "Баррикадная" и удивляюсь - на другой стороне улицы серые шеренги с автоматами, по улице туда-сюда шныряют БТРы, в сквере перед высоткой и на цокольном магазинном этаже полным-полно солдат, около бывшего детского кафе-мороженого стоят два танка, а к станции метро и от нее, хотя она закрыта, "спокойно" идут люди.
Когда я поравнялась с метро, краем глаза уловила бегущих от высотки автоматчиков. Процедуры сжатия людей около метро и последующего избиения я за эти дни видела не раз и знала - спасают только быстрые ноги. В считанные секунды оказалась возле зоопарка и глазам не поверила. "Белого дома" почти не было видно из-за густого дыма. Все трещало, свистело и ухало. И невозможно было поверить, что все это происходит наяву.
За оградой зоопарка, словно звери в клетке, стояли люди. К нашей кучке гонимых от метро опять со всех сторон приближался ОМОН. И кое-кто, карабкаясь на высокое ограждение (более 3-х метров), последовал примеру перескочивших за забор зоопарка. Остальные припустили вдоль ограды, выискивая лазейку. Тех, кого догоняли, избивали и гнали дальше.
Я забежала в первый дворик за зоопарком (за домом № 4 по улице Красная Пресня. - Авт.). Здесь уже находилось много людей. Еле отдышалась, как за спиной опять раздались матерные окрики озверевших омоновцев. Одного мужчину сбили с ног и молотят дубинками. Все пустились врассыпную. На первом этаже какое-то коммерческое заведение (черный вход магазина "Цветы" в доме № 6. - Авт.). На шум выглядывает женщина маленького роста восточной национальности, за ней мужчина. Натыкаясь на нее, молю пустить переждать, но она сердито захлопывает передо мной дверь (ровно через год повторяя этот октябрьский маршрут своей юной жены, я увидел в магазине "Цветы" торговку-коротышку. Ее бизнес процветал - торговля гвоздиками шла бойко, так как на место гибели защитников парламента и таких, как те, кому она отказала в помощи и спасении, сплошным потоком идут люди и покупают в ее заведении траурные букеты. Свидетель вовремя подхватила меня под руку и поскорее увела от людей, у которых не оказалось ни сердца, ни сострадания... - Авт.). Из дворика выбегаем на Волков переулок, упирающийся в Киноцентр. Около него колышется милицейская форма. Они выпускают под ноги нам, бегущим, длинную очередь. Охота идет с двух сторон. Так бегали со двора во двор и прятались, возвращаясь снова и снова к Киноцентру. На каком-то моменте я сломалась от унижения, боли за своих, кого там... села на землю, молюсь, плачу - эмвэдэшники мимо пробежали, наверное, за сумасшедшую приняли.

И вдруг что-то произошло. Омоновцы, как по команде, повернулись в сторону "Белого дома", прячась за углы домов и показывая друг другу направо. Потом из-за Киноцентра появились люди в темной форме с гранатометами на плечах. И пятились они, ко всеобщему нашему восторгу, задом. Кто-то крикнул: "Драпают гады!" И мы все подхватили "Ура!". В ответ от автоматчиков сразу же последовала очередь. Позднее я узнала, что так напугало наших врагов. Это была одна из отчаянных попыток прорыва безоружных демонстрантов по Дружинниковской улице на защиту парламента, когда многочисленные группы молодых людей раз за разом решительно накатывали на расстреливавших их из автоматов эмвэдэшников, что достаточно полно описали свидетели, как например, австралийский журналист Себастьян Джоуб (а вот как описывается та же ситуация в оперативной сводке МО РФ: "11.30. Доклад командира 2-й мсд: "Со стороны тыла скопилась большая толпа, ведет огонь из стрелкового оружия и прорывается к "Белому дому". Милиция и МВД бездействуют". - Авт.).
И что самое невероятное, на той улочке около Киноцентра людей становилось все больше и больше. Перепугавшийся ОМОН долго не покидал своего укрытия. Одна компания пробралась к нам на машине и включенная на всю громкость магнитола притянула к себе людей. Мы жадно слушали сообщения, как в войну сводки "Совинформбюро". "Белый дом" мы видеть не могли, но в небе над ним стоял дым, пороховые облака, а в них кружащие вертолеты.
Люди немного ожили. Обсуждали вчерашнюю демонстрацию. Один мужчина с живыми глазами сетовал на то, что вчера демонстранты до смерти порезали солдат, и поэтому они так лютуют. Я, естественно, обвинила его во лжи и по праву участника рассказала некоторые подробности. Обладатель "живых глаз" с этого момента не отставал от меня ни на шаг: "Девушка, такая молодая, что же вас сюда привело? Кто у вас в "Белом доме"? Знакомые? Родные?" Мне стало противно - под маской сочувствия скрывался откровенный сексот.
12.00. У меня подкашиваются ноги. По радио передают, что спецподразделениями заняты первые 4 этажа. Беспокойство сменяется тоской - все кончено, мои были на 2-м! Теперь надо ехать домой и ждать. Становится все равно, но надо отвязаться от этого особиста.
Стрельба немного затихает и отдельные отчаянные личности перебежками преодолевают улицу мимо Киноцентра. Рассчитываю верно: кретин-сексот под пули не полезет, и иду к зоопарку. Ловлю себя на мысли, что жду выстрел в спину только от милиции. Но ОМОН больше не стреляет, только матерится.
В зоопарке все, как в прошлый раз - люди за решеткой. Направо смотреть не могу и туго соображаю, где сейчас легче поймать машину. Вижу, что мимо метро пробегают люди, и устремляюсь туда, чтобы выйти на Садовое кольцо.
В это время на другой стороне к кафе-мороженному на торце высотки вооруженные солдаты в больших круглых касках выводят пленных. На углу высотного здания стоят два современных танка, таких же, как и те, что нам потом показывало ТВ на Калининском мосту. Пленных c полсотни. Они строем по трое почти бегут, подгоняемые со всех сторон пинками и прикладами. Часть из них гонят к автобусу, а часть ставят к стенке и обыскивают. Замираю на одну минуту, выискивая глазами своих. Я нахожусь около закрытого входа в метро "Баррикадная", когда это происходит. Пятеро с автоматами бегут наперерез, кричат непереводимое. Я, конечно, поворачиваюсь, но в голове набат: "Не бежать! Только не бежать!" И сразу получаю прикладом по спине и по голове.

- Тебя, сучка, это не касается?

- У меня нога болит, - огрызаюсь на ходу.

- А на х.. ты... сюда ... с ...ногой ? - в лицо ударяет сильный запах перегара.

Мне с детства говорили, что мое упрямство меня в могилу сведет. Вот, видимо, и момент подоспел. После пинка они подхватывают меня под руки и волочат наверх за метро "Баррикадная" к зданию министерства (Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов на Баррикадной улице. - Авт.). Слева, за двухметровым камнем спряталась женщина - солдаты ее, к счастью, не заметили. Вижу, что впереди трое других мерзавцев с автоматами наизготовку окружили школьников - совсем пацанов (человек 8 или 10). А вокруг больше никого нет, если не считать танков у кинотеатра "Пламя", да цепи военных через дорогу. Надо сказать, что раньше всегда бросалось в глаза огромное количество мальчишек, просачивавшихся в сентябрьские дни к "Белому дому".
Особой злостью отличался один эмвэдэшник. Я сначала подумала, что крыша у дяди поехала. Он все время прыгал между нами, избивая прикладом то одного, то другого, и орал, что его братанов порезали (уловила знакомую фразу шпика) и сейчас он нас... Это производило впечатление особенно в сочетании с лицом - желтой мордой, красными глазами и с пеной на синих губах - он был бешеный. Потом скомандовал всем встать на колени и затем лечь лицом вниз, руки и ноги в стороны, сопровождая ударами ботинок. Увидев, что я стою, подскочил и ударил под коленки. Я не знаю, что бы он еще вытворил, если бы не один светловолосый мальчуган лет 15, не больше.
Отвлекая внимание на себя, он вскочил на ноги белый, как полотно:

- Если ты такой борец, выйди со мной на ринг, а не здесь с автоматом силу показывай!

Дальше был кровавый кошмар. Эта пьяная сволочь кинулась к мальчишке, сбила с ног и стала зверски долбить его дулом автомата прямо в живот, в пах. Мне казалось, что вот-вот произойдет выстрел, так как омоновец держался за курок. Я кричала другим автоматчикам: "Если он его сейчас убьет, вам придется нас всех убить!" Может, они были трезвее или мои слова до них дошли, но они оттащили ублюдка и принялись потрошить сумки лежащих на земле мальчишек. Я воспользовалась паузой и побежала, и поэтому не знаю, что стало с моим невольным защитником.

Бессудные расстрелы раненых и пленных

Специального расследования требуют факты бессудных расстрелов раненых и задержанных защитников конституционного строя подразделениями МВД генерала Романова - ОМОН, сводной ротой ОМСДОН и РУОП ГУВД Москвы (из "московской связки": Рушайло-Панкратов-Лужков), военнослужащими полка президентской охраны и "бейтаровцами" СВА Котенева.
После того, как были обнародованы заключения паталогоанатомов (подтвержденные свидетельствами близких) о гибели в результате садистского применения огнестрельного и холодного оружия троих членов Союза офицеров, ответственные за выдачу оружия из МВД неожиданно изменили свои первоначальные показания и стали утверждать, что штык-ножи 3-4 октября 1993 года личному составу не выдавались.
Тем не менее, даже поверхностный опрос защитников парламента позволяет сразу назвать ряд уважаемых свидетелей:
- генерал-майор Юрий Веньяминович Колосков (человек в камуфляжных брюках выведен из его группы в 40 человек низкорослым военнослужащим в хаки и каске-сфере, заведен за угол и застрелен из ПБ. Вернувшись, офицер сообщил: "Убит при попытке к бегству!");
- подполковник милиции Михаил Владимирович Руцкой - средний брат А. В. Руцкого (на углу переулка Глубокий и Краснопресненской набережной, убегая от эмвэдешника с РПК, вынужден был заслониться от пулеметной очереди невысоким оперативником. Оперативник, дежурившим на углу с радиостанцией в гражданское одежде с гарнитурой скрытого ношения, был убит на месте. Руцкой - получил касательное ранение в бок и ранен в ногу. Скрывшись в подъезде Михаил Руцкой видел как из подъезда вытащили троих раздетых по пояс людей и тут же у стены углового дома расстреляли из автоматов. Он также слышал крики (но не видел) насилуемой женщины. В дальнейшем, на подходе к станции метро из проезжавшего мимо омоновского автобуса с разбитыми стеклами шумной компанией одной автоматной очередью были убиты двое молодых людей, которые шли в 100 впереди Михаила.);
- депутаты Бабурин, Шашвиашвили и другие - свидетели "изъятия" из последней партии задержанных около 15 мужчин, судьба которых нас сильно волнует (неизвестный в камуфляже подошел и спросил: "Кто хочет служить в спецназе? Шаг вперед!". Из строя вышли около 15 человек. Одного из них, молодого подполковника, схватив за руку, попытался удержать Иван Шашвиашвили: "Куда ты, дурачок?!". Бесследно исчезнувший офицер ответил: "Не беспокойтесь, Иван Арчилович! Я думаю, мы с Вами еще встретимся.");
- депутаты NN, которые видели расстрел высокого парня в джинсовом костюме и кроссовках, как и успешное преследование на двух милицейских УАЗах бежавшего с пустым АКС-74У по Рочдельской улице гражданского мужчины, завершившееся его убийством;
- родители Шумского и Петуховой, мать Кости Калинина...
Список может быть продолжен.

Чудом остался жив мой товарищ Игорь Константинович Жданов, сын легендарного конструктора авиационных двигателей Константина Жданова. Утром 5 октября его лично приказал "отвести в подвал и расстрелять при попытке к бегству" генерал-полковник Анатолий Куликов (солдаты доложили ему, что поймали диверсанта. Куликов походя отдал преступный приказ и ушел).
Все происходило в 8-м подъезде "Белого Дома". Когда опешивший Жданов попытался закурить, солдатики ВВ истерично закричали: "Не двигаться!". Наведенные на Константиновича четыре автомата ходуном ходили в руках разом вспотевших солдат. Всю эту сцену в холле 8-го подъезда лично наблюдал Генеральный Прокурор РФ Валентин Степанков, когда в этот момент проходил мимо вместе со своей свитой в направлении 24-подъезда (как сказал Игорь, "они шли с "квадратными глазами"). Но ни один прокурорский работник не мешался! Предотвратил очередной расстрел генерал-майор пожарной службы в простом солдатском бушлате. На вопрос командира пожарных частей, что здесь происходит, Жданов успел крикнуть: "за что меня расстреливать?!" Царствие небесное этому человеку!
Незадолго до этого гражданский сброд Коржакова пытался расстрелять в соседнем подъезде действующего офицера - полковника медицинской службы Вячеслава Якушенкова.

Приведу свидетельства еще одного свидетеля -подполковника, не желающего пока раскрывать свое имя.
Когда Бабурина завели в магазин, свидетель укрылся в одном из подъездов. Он видел зверское избиение людей. С наступлением темноты подполковник заметил длинноволосых (с косичками) молодых людей спортивного вида, которые молча заходили в подъезд с оружием и в камуфляже, а выходили уже без оружия в гражданской одежде. По их внешнему виду и поведению свидетель предположил, что они не владеют русским языком. Ошибочно посчитав, что все преследователи ушли, свидетель вышел во двор. Он тут же был схвачен людьми в зеленом камуфляже, которые первым делом спросили его, не является ли он членом "Союза офицеров". Злорадно сообщили, что все его товарищи уже лежат у стены и его ждет та же участь. Его и еще пятерых поставили на колени лицом к стене и завязали узлы из одежды у каждого над головой (подполковник понял, что это приговор). Затем пятерых его товарищей увели за угол и автор услышал залповый огонь. Неожиданно один из конвоиров узнал его (видимо, еще по Дзержинке). Сказал, что он может быть свободен, посоветовав как можно быстрее отсюда выбираться. В темноте подполковнику удалось проскользнуть к гаражам и далее к бензоколонке, где он и спрятался до утра.

Спустя время Господь покарал одного из главных исполнителей бессудных казней в районе этих дворов - Анатолия Романова, лишив того разума.
Многие задержанные показывают, что при осмотре ладоней по запаху пороха эмвэдешники выявляли и сразу выводили из строя молодых ребят...
Что говорить, если из последней группы членов ВС РФ депутата Ивана Шашвиашвили не только избили (как и Олега Румянцева) и изъяли документы, но сбив с ног уже воткнули ствол автомата в ухо, изготавливаясь его пристрелить. Лишь крик Сажи Умалатовой заставил автоматчика сначала запросить начальство "Что делать с депутатами Шашвиашвили, Румянцевым, Умалатовой?..", на что по радиостанции прозвучал четкий приказ: "Депутатам вломить как следует! С остальными поступить по инструкции!" Вряд ли в инструкции МВД было указано "не трогать", скорее - "расстреливать на месте".

Мы никогда не забудем, что массовые октябрьские расстрелы были организованы под рукоплесканья и улюлюканья, кричавших во все горло "распни их" штатных "правозащитников" и содержанцев Госдепартамента США, требовавших от Б. Н. Ельцина проявить в Москве "необходимую твердость и жесткость". Удовлетворенно щурилась, получая сводки людских потерь Елена Боннэр. Типичным было и поведение платного функционера дээровцев, председателя Комитета по правам человека (!) Сергея Адамовича Ковалева, рассылавшего в эти часы многочисленные факсы со своим кровожадным обращением к гражданам России, в котором, в частности, говорилось: "...я готов защищать эти права от толпы погромщиков. От осатанелой толпы, которой ее преступные вожаки вручили оружие, превратив ее в острие фашистского мятежа. Завтра руцкие и хасбулатовы... установят свой советский порядок... Все мы были слишком наивны, пытаясь разрешить кризис путем переговоров с людьми, которые сегодня продемонстрировали свое истинное лицо - лицо отечественного фашизма. Этого нельзя допустить. Все, кто хочет защитить нашу демократию, наше будущее, должны выполнить свой гражданский долг. Солдаты - верностью законному Президенту и правительству, граждане - спокойной поддержкой их... 3 октября 1993 года".
И этот беспринципный косноязычный убийца женщин и детей, в своем обращении обвинивший невинно убиенных православных в покушении на права "черных, евреев и демократов...", был незамедлительно назначен указом Ельцина на зарплату Уполномоченного по правам человека при Президенте РФ! Назначен, когда не остыла еще кровь расстрелянных! Расщедрился и Госдепартамент США, который в качестве оплаты за верную службу предоставил любимому сыну Сергея Адамовича вид на жительство в США, а благодарные американцы - еще и высокооплачиваемую работу единственному отпрыску "спецправо-защитника", перебравшемуся на жительство в США.
Результатом кровавых чаяний радикалов стали зверски замученные, попавшие еще живыми в руки победителей тяжелораненые защитники конституционного строя России. Приведем только два заключения судмедэкспертизы по случаю убийства раненых защитников Дома Советов:

"...Произведена судебно-медицинская экспертиза трупа неизвестного мужчины, позднее опознанного как Парнюгин Сергей Иванович, 1972 г.р.
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА. Из постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы, вынесенного 5.10.93 следователем прокуратуры г.Москвы Леонтьевой, следует, что: "4 октября 1993 года в морг N3 г.Москвы от "Белого дома" с признаками насильственной смерти был доставлен неизвестный мужчина".

ПОВРЕЖДЕНИЯ: В области спинки носа в 0.5 см слева от срединной линии ссадины неопределенной формы размерами 2х1 см. На наружной поверхности левого коленного сустава в 56 см от подошвенной поверхности стоп обнаружена рана звездчатой формы, представленной тремя лучами. Рана заканчивается в поверхностных мышцах. В области краев раны очаговые темно-красные блестящие кровоизлияния...

На внутренней поверхности правого коленного сустава в 55 см от подошвенной поверхности стоп рана квадратной формы. Она заканчивается в подкожной жировой клетчатке.
В области верхне-внутреннего квадрата правой ягодицы в 96 см от подошвенной поверхности стоп в 6 см от срединной линии рана округлой формы с неровными мелкозубчатыми краями.
В правой глазничной области сине-багровый кровоподтек с довольно четкими границами.
В теменной-затылочной области обнаружена рана звездчатой формы, располагающаяся в 1.5 см слева от срединной линии и на 7 см выше наружного затылочного выступа.
В лобно-теменной области в 1.5 см справа от срединной линии и на 8.5 см выше верхнего края правой глазницы обнаружена входная огнестрельная рана округлой формы...

ВЫВОДЫ.
1. При вскрытии были обнаружены огнестрельные ранения, образовавшиеся при выстреле из огнестрельного оружия, снаряженного пулями.
а) Сквозное огнестрельное пулевое ранение головы с повреждениями костей черепа и вещества головного мозга по признаку опасности для жизни относится к тяжким телесным повреждениям, и наступление смерти находится с ним в прямой связи... Раневой канал проходит в направлении спереди назад, несколько справа налево и практически горизонтально.
б) Слепое огнестрельное ранение таза и левого бедра с повреждением прямой кишки, левой ветлушной впадины и головки бедренной кости - по признаку опасности для жизни относятся к тяжким телесным повреждениям, однако наступление смерти в прямой причинной связи с ним не находится. Раневой канал проходит в направлении сэади вперед и сверху вниз.
Смерть гражданина Парнюгина С.И. наступила от сквозного огнестрельного ранения головы с разрушением вещества головного мозга.

Были также обнаружены:
- резанные раны в области обоих коленных суставов, образовавшиеся от воздействия острых предметов, обладающих режущими свойствами;
- ссадина в области спинки носа, образовавшаяся от воздействия тупого твердого предмета.

Судебно-медицинская экспертиза трупа Ермакова Владимира Александровича, 44 лет.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА. "4 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА В МОРГ N3 Москвы от "Белого дома" с признаками насильственной смерти доставлен труп Ермакова В.А.".

НАРУЖНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ...Снята и осмотрена следующая одежда: куртка кожаная коричневого цвета. Свитер шерстяной коричневый. Рубашка кремовая с длинными рукавами с вертикальными белыми и светло-коричневыми полосками. Футболка белая с короткими рукавами. Джинсы синие с коричневым кожаным ремнем. Брюки синие спортивные, синтетические. Трико черное х/б. Трусы - плавки трикотажные в пестрый бело-синий рисунок. Носки синие шерстяные. Ботинки черные кожаные на резиновой подошве. С трупом доставлен противогаз. На задней-боковой поверхности правой штанины джинс в 50 см от низа и 9 см от правого бокового шва вертикально расположено сквозное повреждение ткани щелевидной формы длиной 2.2 см с разволокненными краями, верхний конец повреждения представляется заостренным. Такого же характера и размеров повреждения определяются на подлежащих слоях одежды: спортивных брюках и трико. Других повреждений на одежде нет. На задней поверхности ворота куртки, в области ее спинки, на рубашке и свитере имеются участки пропитывания кровью, а также наложения подсохшей крови.

По снятии одежды: труп мужчины правильного телосложения, несколько повышенного питания, длиной тела 175 см. На коже лица и волосистой части головы обильные наложения подсохшей крови. Глаза закрыты, роговицы прозрачные, зрачки округлые по 0.4 см, соединительные оболочки глаз бледные, блестящие. В носовых ходах, наружных слуховых проходах, в полости рта значительное количество кровянистого содержимого. Кайма губ сероватая. Слизистая полости рта бледная.
ПОВРЕЖДЕНИЯ. В задних отделах левой теменной области в 2,5 см от средней линии и на 6 см выше наружного затылочного выступа расположена округлая рана диаметром 0,4 см с зубчатыми кровоподтечными краями с кольцевидным пояском осаднения диаметром 0,2 см. При пальпации костей свода черепа определяется резко выраженная патологическая подвижность. В левой лобно-скуловой области вертикально расположен участок осаднения 12х3 см темно-красного цвета с западающей поверхностью. На фоне участка осаднения определяются вертикально расположенные царапины. Кроме того, в лобной области слева имеются округлые ссадины диаметром 0,2-0,3 см с темно-красной подсохшей западающей поверхностью. В окружности ссадин кровоподтеков нет. На наружно-задней поверхности правого бедра в нижней трети в 55 см от стопы вертикально расположена рана щелевидной формы длиной при сведенных краях 2,1 см, края раны кровоподтечные, зубчатые, с неравномерно выраженными сероватыми пылевидными наложениями. Задний край раны осаднен на ширину до 0,2 см темно-красного цвета. При сопоставлении краев раны у нижнего ее конца определяются три надрыва кожи длиной 0,2-0,3 см с зубчатыми осадненными краями.
Дефекта мягких тканей в зоне этой раны нет. При послойном исследовании правого бедра установлено, что от раны в направлении справа налево и несколько спереди назад и снизу вверх отходит щелевидный раневой канал, проходящий в толще мышц бедра, длиной 5 см, слепо заканчивающийся в толще задней группы мышц бедра, где обнаружен фрагмент оболочки пули желтого металла в виде пластины 2х0,5 см, деформированной по краям. Других частей пули не обнаружено. В мышцах по ходу раневого канала синюшно-красные кровоизлияния по типу пропитывания.
Имеется многоосколчатый перелом всех костей свода основания черепа, с переходом на переднюю, среднюю и заднюю черепные ямки, а также на кости лицевого черепа. Перелом костей свода черепа представлен сочетанием мередиальных и экваториальных линий, которые ограничивают множественные фрагменты костей черепа различной формы и размеров. Со стороны основания черепа наиболее обширные повреждения обнаружены расположены в передней черепной ямке. Вещество головного мозга полностью бесструктурное (за исключением мозжечка и стволового отдела), кашицеобразной консистенции, с примесью свертков крови, с множественными костными осколками. Определяется лишь местами рельеф мозга. Какие-либо структуры полушарий мозга и его основания не различимы.
При пальпации вещества головного мозга в толще его обнаружена часть пули (оболочка без сердечника) со следами от полей нареза ствола, диаметр пули около 0,5 см; один из концов части пули резко расплющен, края вывернуты наружу. Других частей пули в полости черепа не обнаружено.
ВЫВОДЫ. На основании судебно-медицинской экспертизы трупа гр-на Ермакова В. А., результата судебно-химического исследования в соответствии с вопросами постановления прихожу к выводам:

1. На трупе гр-на Ермакова В. А. обнаружены огнестрельные пулевые ранения, которые могли образоваться 4 октября 1993 года при выстрелах их огнестрельного оружия, снаряженного пулей:
- слепое огнестрельное пулевое ранение головы с повреждением костей черепа, вещества головного мозга.
Раневой канал имел направление: сзади вперед и несколько слева направо, слепо заканчивался в веществе головного мозга, где была обнаружена часть пули (с оболочкой желтого металла), диаметром 0,5 см.
Данное повреждение по признаку опасности для жизни относится к тяжким телесным повреждениям, и наступление смерти находится с ним в прямой причинной связи;
- слепое огнестрельное ранение мягких тканей правого бедра.
Входная огнестрельная рана располагалась на наружно-задней поверхности правого бедра в нижней трети в 55 см от подошвенной поверхности стоп, длиной 2,1 см. Раневой канал имел направление справа налево, несколько спереди назад и снизу вверх. слепо заканчивался в толщине мышц правого бедра. где был обнаружен фрагмент оболочки пули желтого металла 2х0,5 см.
Данное повреждение относится к легким телесным повреждениям, и наступление смерти в прямой причинной связи с ним не находится.

2. Кроме огнестрельных ранений, при вскрытии трупа обнаружены ссадины в лобной и левой лобно-скуловой областях, которые образовались от скользящих воздействий тупых твердых предметов".

Защитника российского парламента, члена Союза офицеров Владимира Ермакова последний раз видели живым, раненым в бедро 4 октября 1993 года. Сергей Парнюгин был тяжело ранен в живот и перенесен к другим раненым в холл 1-го этажа "Белого дома". Других повреждений на тот момент у них не было...
Схема подвала приемной Президиума ВС РФ (здание спортзала), составленная незадолго до мученической гибели полковником Ключниковым

Подвал "Белого дома" 4-5 октября (показания очевидцев)

Для того, чтобы полностью развеять и другой миф о тысячах спасшихся в подзе
04 окт 2012 19:10 #13081 от Местечковое быдло
"Мы ничего не забыли". Дарья Митина про тот октябрь
04.10.2012 18:13 | Автор: Дарья Митина |

gg34.ru/vse-obo-vsem/69-vseobovsem/9789-q---q
.html
Ежегодно 4 октября в Москве люди собираются помянуть погибших во время октябрьского ельцинского антиконституционного переворота и расстрела Верховного Совета 3-4 октября 1993 года – я заметила, что ежегодно, какая бы погода не была накануне и на следующий день, 4 числа всегда пасмурно и идет дождь, природа как будто оплакивает героев сопротивления и мирных людей, случайно или сознательно попавших тогда под молох истории.

- Дождик кровь смывает, - говорят плачущие женщины с портретами погибших сыновей в руках. - Кровь на мостовой проступает, а он ее смывает...

Вот 19 лет назад дни стояли на удивление ясные, дождей не было, а мостовые и тротуары вокруг Белого Дома и вестибюли метро периодически окрашивались кровушкой – к началу октября, по мере разрастания баррикад, ее перестали смывать, поливальные машины нами задерживались и разворачивались обратно, а московских чиновников и милицейских начальников водили смотреть на лужи запекшейся крови. Они качали головами.

Помню страшную давку-ходынку на станции метро «Краснопресненская», когда озверевший ОМОН избивал людей на эскалаторе, идущем вниз, люди пытались бежать, падали друг на друга, внизу, уже на перроне, ОМОНовцы дубинками загоняли людей в вагоны, а приехавшим пассажирам не давали выйти, вбивая их палками назад в вагон. Помню пожилую тетеньку-уборщицу с ведром, отказавшуюся мыть залитый кровью вестибюль и ступени эскалатора: «Не буду мыть, пусть народ видит, пусть все знают, что здесь происходит...».

Про октябрь 93-го написано и сказано уже столько, что вряд ли стоит вдаваться в подробные описания. Могу лишь сказать, что и семья моя, и родные комсомольцы несли вахту у Белого Дома с самого 21 сентября – с момента объявления антиконституционного указа № 1400. Нашу палатку с надписью «РКСМ» ранним утром 4 октября раздавил танк – слава Богу, что в ней в тот момент никого не было – кто-то грелся у костра, кто-то пошел в подъезд, кого-то отрядили за водой...

Мы дежурили у здания парламента посменно, через день. Судьба была ко мне благосклонна – утром 3-го октября истек срок моего дежурства, я сменилась и поехала домой. Обратно я должна была приехать утром 4-го...

Таким образом, самый разгар восстания я наблюдала по домашнему телевизору. Увидев, что началась стрельба, я вскочила и засобиралась обратно – у меня в Белом Доме находилась мама, она тогда работала в депутатской фракции «Отчизна», и я знала, что она там. Но дед запер квартиру на ключ со словами: «Дочь, кажется, я уже потерял, не хочу потерять еще и внучку». Я плакала, пыталась выбить дверь, но безуспешно. Ранним утром я увидела, что по Белому дому хреначат танки, начался пожар и здание горит. Ближайшие двое суток были, наверное, самыми черными в моей жизни – я знала, что мама в здании, а сделать ничего не могла. Прошли два мучительных дня, и утром 6-го октября мама вернулась домой... Я с трудом ее узнала – три дня назад, когда мы с ней последний раз виделись, это была здоровая, красивая женщина с темно-каштановыми волосами, а вернулась состарившаяся, разбитая, с потухшими глазами и абсолютно седой головой. Она почти сутки пролежала в насквозь простреливаемой комнате, прикрываясь от пуль трупом какого-то омоновца. Вывели маму сердобольные медики, проверявшие здание на предмет раненых и убитых, дали ей белый халат и по-дружески посоветовали порвать и сжечь парламентское удостоверение, закосив под медсестру.

Вечером мы запихнули нашего комсомольского вожака Игоря Малярова, уже объявленного к тому времени в федеральный розыск, («опасный государственный преступник»!) в минский поезд, и началась его эмиграция, продлившаяся вплоть до объявления Думой амнистии всем участникам. Мы периодически навещали его в разных городах и даже ухитрялись проводить там выездные Бюро и Пленумы ЦК РКСМ.

В ельцинском Указе запрету подлежало всего 6 организаций, среди которых РКРП и наш РКСМ, хотя было нам от роду всего 9 месяцев (мы образовались в январе того же 1993-го). Пустячок, а приятно – факт признания, как-никак. Таким образом, мы функционировали нелегально почти 3 года – только в 1996-ом нас легализовали и зарегистрировали, и то после ряда всяческих ухищрений с нашей стороны.

С тех пор я нежно люблю газету «Московский комсомолец» – в одном из октябрьских номеров на первой странице было напечатано объявление о том, что за любую информацию о местонахождении государственного преступника Игоря Малярова МК выплачивает 10 000 долларов. Милые нравы нашей свободной независимой прессы... В течение нескольких дней мы всем составом Центрального Комитета каждые полчаса звонили в редакцию, таинственным голосом сообщая, что Маляров скрывается в Испании, в Польше, на Ямайке, в старообрядческом скиту в сибирской тайге, в бангкокском борделе, в бразильской сельве и тому подобную чушь. Мы договорились, что если кому-то из нас все-таки заплатят 10 тысяч, мы немножко прокутим, а большую часть пустим на лечение раненых, коих после вышеозначенных событий было в изобилии.

Когда сегодня говорят, мол, стреляли в народ, а депутаты не пострадали – это не совсем так. Вспомните проломленную голову Сергея Бабурина, которого избивали на том самом стадионе, вспомните отбитые почки Олега Румянцева... Мне действительно интересно посмотреть, как бы вели себя сегодняшние депутаты – от всех фракций, без деления на политические цвета – в аналогичной ситуации...

Не знаю, как вам, а мне до сих пор тяжело проходить мимо этого стадиона на Краснопресненской. Вокруг – тысячи красных ленточек, кресты, красные флаги, горящие свечи. 17 лет в лужковской мэрии постоянно зарождались безумные идеи срыть мемориальный комплекс. Сначала оппозиционный префект Краснов не давал это сделать, потом протесты жителей сделали свое дело – вроде бы желающих уничтожить людскую память не осталось...

Каждый год у здания Верховного Совета проводится панихида. Мое отношение к РПЦ известно, но 4 октября, наверное, единственный день в году, когда активное участие РПЦ в траурных мероприятиях оправдано и справедливо. Тогда, 18 лет назад, роль церкви была действительно миротворческой, а ее стремление предотвратить, а затем остановить кровопролитие – искренним. Увы, ни предотвратить, ни прекратить бойню тогда не удалось, а количество «красных попов» тогда возросло многократно. Убийца тогда смачно харкнул в лицо Патриарху. Позже церковь примирилась с узурпацией - «всякая власть от Бога» - но это было уже потом...

Всегда интересно 4 октября смотреть на удивленные лица молодых ОМОНовцев, которые в те самые дни, наверное, ходили в детский сад, а теперь пожинают плоды коллективной ведомственной ответственности, выслушивая обвинения в душегубстве... Ничего, пусть изучают историю, она ведь отнюдь не всегда славная.

4 октября на Красную Пресню приезжают не только свидетели, очевидцы и участники. приходят и совсем молодые люди, которые в те окаянные дни либо лежали спеленатые в колясках, либо даже не были пока запроектированы своими родителями:). Среди моих РКСМовцев много студентов и старших школьников, которые, разумеется, не могут помнить, но много знают. Мне даже удивительно, насколько явственно и правильно они представляют себе весь ход событий, а главное – как точно представляют себе наши тогдашние ощущения, наш настрой, как чувствуют вкус наших побед и горечь нашего поражения... Понятно, что сегодня есть много источников, позволяющих восстановить событийный ряд, но откуда эти ощущения, эта эмоциональная достоверность, носителями которой можем быть только мы?..

Каждый год глубоким темным вечером народ встречается со своими однопартийцами, однополчанами, товарищами, под каждым деревом обнимаются, целуются и плачут. Каждый третий спрашивает меня о маме – многих я не видела много лет, и они не знают, что мамы нет на свете. Старенький профессор МГУ наливает вино казачьему сотнику, и они взахлеб обсуждают судьбу Виктора Морозова – был такой казачий сотник Морозов, который приехал на защиту Верховного Совета прямо из Приднестровья и 4-го октября схватил так называемую «пулю со смещенным центром» – она прошила ему живот, разворотила внутренности. Подобрали умирающего Морозова без сознания, с длинным шлейфом собственных кишок, повезли в больницу, где Морозов вроде как отдал Богу душу на операционном столе. Тела покойного, однако, никто не видел и на руки не получил, и братья-казаки захоронили пустой гроб, поставили крест. Каково же было наше удивление, когда через 10 лет Морозова встретили в Москве какие-то знакомые! Наши эскулапы, осколок советской медицины, тогда сшили сотника, и он отправился отлеживаться куда-то на юг, залег на дно и вынырнул через добрый десяток лет посвежевший и помолодевший, как говорится, лучше, чем был...

Но это – радостная история-исключение, а узнавать об уходе своих товарищей всегда больно, а еще страшней было после 4 октября звонить по телефонам, когда звонишь другу, не зная, жив ли он...

А еще 4 октября – день нашего внутреннего единства, потому что рядом соседствуют красные флаги, имперские черно-бело-золотые, андреевские, зеленые флаги разных течений, многоцветные стяги разных московских диаспор, от палестинского и курдского – до кубинского и белорусского, эсперантистский, испещренный буковками флаг БКНЛ-ПОРТОСовцев, черные с белым кругом и серпом и молотом, черно-красные, флаги всех бывших союзных республик, РНЕ-шные коловраты баркашей, казачьи штандарты, флаги райкомов КПРФ и РКРП... Портреты коммунистических вождей рядом с иконами и хоругвями, острые, радикальные плакаты и транспаранты рядом с золотыми крестами, врачи в белых халатах и волонтеры отряда спасателей рядом со священниками в рясах и клобуках, казаки в погонах и лампасах и анархисты в цветных платках, комсомольцы и интеллигентные дяденьки в очках с гитарами, вся эта разноликая масса выстраивается в торжественные, скорбные колонны, впереди которых - 152 человека с 152 портретами с траурными ленточками – фотография, имя-фамилия, возраст.

Пожалуй, это единственный день, когда нет никаких разногласий – общая память объединяет и примиряет всех. 18 лет назад руководство сопротивлением принял на себя Фронт Национального Спасения – это было беспрецедентное, первое и последнее объединение такого диапазона, охвата политических сил и течений. Никогда больше оппозиция не была так монолитна и так эффективна – и это тоже урок, который нам всем предстоит выучить.

Источник: svpressa.ru
03 окт 2012 18:49 #13080 от Местечковое быдло
Москва, 3-4 октября 1993 года... Впервые в новейшей истории одни русские расстреливают других русских прямой наводкой из крупнокалиберных пулеметов и танковых орудий. Расстреливают на потеху всему остальному миру, который смотрит на это увлекательное шоу в режиме on-line благодаря стараниям одной из американских телевизионных компаний. Последняя подсуетилась и получила эксклюзивное право на трансляцию этакого невиданного зрелища... Официальная статистика - 190 трупов, среди убитых - исключительно рабочие, служащие, студенты, школьники, дети, пенсионеры, домохозяйки... и, по более чем странному стечению обстоятельств, НИ ОДНОГО представителя законодательной или исполнительной власти (а ведь события тех лет представлялись всегда как результат именно конфликта двух веток власти...) За скобками остался один единственный вопрос, на который вряд ли когда-нибудь будет дан вразумительнй ответ - ЗА ЧТО?!


Следует отметить, что Указом Президента Российской Федерации № 1611 от 7 октября 1993 года (не опубликованном в печати) за мужество и героизм, проявленные при пресечении вооруженной попытки государственного переворота 3–4 октября 1993 года в городе Москве тогдашнему министру внутренних дел генералу армии Ерину Виктору Фёдоровичу было присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда». И ведь хватило и стыда, и совести, и ума ЗА ТАКОЕ такую награду принять... В связи с этим награждением, фактически за убийство мирных граждан, журналист Э. Поляновский в «Известиях» от 12 октября 1993 года в статье «Награды вместо служебного разбирательства» недоумевал: "...ещё москвичи, россияне и весь мир не оправились от шока..., а министрам, тем самым – всесильным силовым – уже парадно вручили самые высокие награды России. За личное мужество..."
( warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3587 )
Ощущал себя после этого Герой России господин Ерин очень даже неплохо. После того, как в 1995-2001 годах он побыл заместителем директора Службы внешней разведки Российской Федерации, вышел на пенсию. 18 июня 2005 года на общем собрании акционеров был избран в состав совета директоров ОАО «Мотовилихинские заводы». Живёт в городе-герое Москве. Наверное, концы с концами не сводит...
Время создания страницы: 0.236 секунд


 

Электронное периодическое издание "Информационное агентство "Город героев" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС77-42550 от 1 ноября 2010 г.
На сайте электронного периодического издания публикуются новости Информационного агентства "Город героев", зарегистрированного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций в Волгоградской области. Свидетельство о регистрации: ИА:№ТУ34-00168 от 28 мая 2010 г. 
Учредитель и главный редактор Елена Алексеевна КАМЕНСКАЯ. Телефон: (8442) 38 68 03. E-maii: ggv34@bk.ru 
Любое использование материалов сайта GG34.RU (городгероев.рф) допускается только с обязательной гиперссылкой.
Возрастные ограничения 16+
© 2002-2005 г., 2010-2019 г. Международный информационный портал "Город героев"